Дзен в искусстве поедания кактусов и другие истории

Font size: - +

С праздником, и вот вам Конфетка! | Мишель Фейбер и "Лепестки"

Пост был написан к празднику, который называется "Международным женским днем", как напоминание о том, что есть этот праздник.

Ни один добродетельный мужчина не позволяет себе помышлений о плоти, а добродетельные женщины о существовании ее не ведают и вовсе.

Мишель Фейбер, «Багровый лепесток и белый»

Я сейчас себя чувствую, как та дама, которая приходит на чопорное чаепитие среди благородных духом и происхождением леди и смущает всех тем, что она одним своим видом напоминает им о том, что они в своем благородстве тела, духа и происхождения стараются забыть. О сексе, насилии, иллюзиях, безумии и грехе, о запахах крови, пота, дешевого джина и некоторых вещей, о которых вообще говорить в обществе не принято, как не принято среди леди думать о тех местах, из которых эти вещи появляются.

В тот день, когда мы все в детстве вырезали из цветной бумаги открытки для наших мам, чтобы поздравить их с женским днем, о смысле и корнях которого, в принципе, мало кто задумывался, я хочу рассказать вам о романе Мишеля Фейбера "Багровый лепесток и белый", потому что о чем говорить в женский день, как не о женщинах и любви?

Правда, паноптикум образов, в том числе - женских, здесь цветет и пахнет, наверное, не в том смысле, в котором хочет избалованный нежностью читатель, а любовь показана во всех, в том числе - в самых мерзких своих проявлениях.

Итак, читатель, бери меня за руку, и я покаж тебе мир, как он есть, стану твоим Вергилием и проведу через тьму трущобного ада, блеск ярмарки тщеславия в спальни, гостиные и храмы, покажу тебе жизнь as is, во всем ее смраде и великолепии. Если ты, конечно, не боишься.

Время и место

Роман написан о Викторианской эпохе. Пар и технологии, надлом религиозности, зарождение той культуры, в которой мы с вами живем, расцвет индустриальности и капитализма - все здесь есть. Фейбер совершенно невероятен в своем знании примет эпохи и деталей быта, он создает именно тот костяк сюжета и взаимоотношений персонажей, чтобы подчеркнуть все темы, которые кажутся ему важными: и социальное неравенство, и сатирические нападки как на религию и старые замшелые ценности, так и на что-то новое и непонятное, и человеческие хитрость и хваткость, которые существую вне времени и пространства, и надломленность семейных ценностей, и консерватизм, и его борьбу с либеральностью, и главное - тему женщин и женского бытия в это пограничное время.

Кроме этой базы знаний (от социального устройства и раписания гудков всех поездов, прибывающих в Лондон, - до смены фасонов дамского платья), Фейбер использует более тонкое и злое оружие: он умело стилизует свой текст под чистейшей воды викторианский роман, вставляя отсылки к мэтрам той эпохи, стилизует так великолепно, что не-викторианскость скользит лишь в одном - в описании физиологии, в отношении к телесности, в отвратительных деталях, до которых викторианский автор и в намеке бы не опустился (не тот склад ума и культуных ценностей).

Действие

Эту историю мог бы написать Диккенс, если бы вкусил запретный плод постмодерна. 

Сюжетных линий в романе много, потому что много тем и персонажей, но основная - одна. И на первый взгляд она должна манить своей скандальной драматичностью. Все так, как мы любим, не правда ли? Да, мои чудесные девочки, любительницы адюльтера, девиц в беде, властных мудаков, эстетизации проституции и подчинения, легкого абьюза и страданий, вот оно - поле для вас, вот она - конфетка в яркой обертке, которой вас подманивают.

Центр романа - история девятнадцатилетней женщины по прозвищу Конфетка (Sugar), которая волею судьбы родилась и выросла в трущобах и зарабатывает себе на жизнь древнейшей из профессий. Конфетка - проститутка, и не из простых. Мало того, что она работает в одном из лучших публичных домов Лондона, она еще и невероятно умна, тонко чувствует, что от нее требуется, и готова дать мужчине много больше запретных удовольствий, чем иные ее товарки. В "Новом лондонском жуире. Путеводителе для мужчин с полезными советами для начинающих" дается удивительно заманчивое описание этой конкретной девушки, которая за умеренную цену сотворит с мужчиной настоящие чудеса. Только вот мало кто, в том числе - из сестер и коллег Конфетки, знает, что на самом деле в ее умной рыжей голове скрыты совсем другие намерения и устремления. На столе в комнате Конфетки лежит некая брошюрка о женщинах, которая исчеркана ее рукой и злыми, отчаянными пометками.

Вот такой вот феминизм.

Уильям Рэкхэм, наследный принц одной из крупных, как бы сейчас сказали, корпораций, вынужден мириться с бедностью и унижениями, потому что он никогда не планировал работать, наслаждаясь своим положением младшего сына парфюмерного короля. Но после того, как его старший брат стал священником, Уильям вынужден или начать работать, или медленно, год за годом опускаться на дно, потому что его отец, человек деятельный и умный, не хочет его кормить. Отцу нужен такой же деятельный сын, а не доморощенный творец, гордящийся лишь тем, какие сочные сатирические заметки он писал во время учебы. Бедность довела Уильяма до отчаяния - подумать только, он не в состоянии купить себе новую шляпу! Он должен ехать с прислугой в город, чтобы быть уверенным - прислуга не вздумала обмануть его бедную, больную жену и купить на те деньги, которые ей выделены для материалов на платье, еще что-то себе (конечно, обманет, никаких сомнений!) Уильям волею автора, умеющего унижать геров в мелочах, спотыкается о крючок для привязывания собак и падает прямо у порога роскошного нового универмага. 



turnezolle

Edited: 11.11.2018

Add to Library


Complain