Джедай и Мандалорец

Часть тринадцатая. Ночь

Когда раны Мандо зажили окончательно, он и Йи-Ри смогли продолжить путь к своей цели. На прощание помогавшая им семья снабдила их запасом воды и продовольствия, а также рассказала об опасностях, которые могут подстерегать их на пути. Маленький Ян-Мар очень расстроился расставанию со своими новыми друзьями и не хотел их отпускать, пока Йи-Ри не пообещала навестить его на обратном пути.

Спустя два дня джедай и мандалорец достигли конца каменных дюны и вновь вышли на равнину. Но на этот раз она не выглядела бескрайней, так как на горизонте угадывался тёмный хребет гор. С первого же взгляда на него Йи-Ри поняла, что это те самые горы из её видения, в недрах которых находилось месторождение кайбер-кристаллов.

- Завтра мы будем там, - сказал Мандо, кивнув в сторону гор. - Сейчас нам нужно пройти ещё немного, а на закате сделаем привал.

Пока солнце не село Йи-Ри и Мандо успели отойти от каменных дюн на несколько километров, после чего разбили лагер и развели огонь. Опасаться преследования им в этой пустыне не стоило, поэтому можно было не волноваться, что кто-то увидит свет издалека.

Устроившись у костра рядом с Мандо, Йи-Ри вдруг поняла, что это та самая сцена, которую она наблюдала в своём видении в Дахабе. От этой мысли у неё учащённо забилось сердце, и девушка невольно прижала руку к груди, чтобы его успокоить.

- Что с тобой? – спросил Мандо, заметив её внезапное волнение.

- Ничего, просто вспомнила кое-что, - ответила ему Йи-Ри, сделав глубоки вдох, чтобы унять сердцебиение. Но это не очень помогло, её сердце будто жило собственной жизнью.

- Мне тоже иногда не дают покоя воспоминания, - задумчиво произнес Мандо.

- И много есть того, о чём ты хотел бы забыть?

- Уже да… Но есть и то, о чём я хочу помнить, даже если это причиняет боль.

Йи-Ри не поняла, что он имеет в виду. Увидев это, мандалорец продолжил:

- Я говорю о тебе, Йи-Ри. Уже сейчас мысль о тебе причиняет мне боль, а когда тебе не будет рядом, станет ещё хуже.

Девушка молчала, опустив глаза. Она не знала, что на это ответить, такому в Храме джедаев её не обучали.

- Мандалорцы всегда говорят прямо о своих чувствах, поэтому и я скажу тебе, – продолжал Мандо. - До встречи с тобой я никогда не жалел о выпавшей мне судьбе и не желал снять свой шлем перед другим человеком. Но теперь, узнав тебя, я готов это сделать. Если ты захочешь, я откажусь от Пути ради тебя.

Йи-Ри подняла глаза на Мандо, и лицо её, неожиданно для неё самой, осветила улыбка, в которой радость соседствовала с печалью. Мандалорец заговорил о том, что беспокоило и её саму, ведь за время этого путешествия она успела привязаться к своему спутнику. Рядом с ним она чувствовала себя уже не только джедаем, но ещё и девушкой.

Увидев улыбку Йи-Ри и поняв, что его чувства взаимны, Мандо уже собирался снять свой шлем, но девушка его остановила.

- Подожди, Мандо, - сказала она, коснувшись руки мужчины. – Скажи, ты намного старше меня?

Мандалорец явно не ожидал этого вопроса.

- Примерно в два раза, - наконец, ответил он, и в его голосе послышалось сомнение.

- Тогда не надо отказываться от Пути ради меня. Когда человек уже не так молод, ему трудно, а часто и невозможно отказаться от прежнего образа жизни. Если ты сделаешь это сейчас, то, несомненно, пожалеешь в будущем. Мы с тобой оба связаны клятвой, которую нельзя нарушить, а если попытаемся, это не принесёт нам счастья. Поэтому оставайся мандалорцем и носи этот шлем до конца своих дней.

Мандалорец не ответил. И, хотя Йи-Ри не могла видеть его лицо, она отчётливо понимала его чувства.



Ирина Лебедева

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться