Джейк

Размер шрифта: - +

I. 9.

9.

Манипуляторы не дают прибору выбираться из капсулы - Ремидос предполагает, что временно, пока не восстановилась его нога. Процесс этот в разы дольше, чем для человека. Он садится, снова начинает издавать звуки, есть и разлагаться - недолговечный, несовершенный, непрочный. К счастью, он больше не произносит слов.

Дхавал приходит, смотрит, как он присасывается к трубке, хмыкает, качая головой, и в голосе его восхищение и нежность. Гадливость размывается тенью от света.

- Надо же, - говорит он. - Крепче, чем мы думали.

- Гораздо крепче, - соглашается Чи, и его злит это, но и вызывает уважение.

За последнюю неделю он подходил к прибору чаще, чем за всё время с его создания; Чи начинает думать, что органика стоит чего-то. Зэмба снимает прибор со всех сторон, в течение нескольких дней, чтобы разослать другим исследовательским группам. Касим присматривает за манипуляторами, чтобы те не отходили от капсулы регенерации.

Ремидос приходит в кабинет к Жану перед сном, и он гладит её спасшие руки.

Ремидос старается себя заставить, но - не может быть рада тому, что прибор заработал снова.

 

Амун осматривает заработавший прибор всего раз, делает несколько записей и больше не заходит к нему снова. Он зовет в свой кабинет только Жана и Ремидос, и она почему-то уверена - Жана бы он предпочел не звать.

- У меня есть гипотеза, - он говорит тихо, хотя никто не может услышать их за закрытыми дверьми. - Как усовершенствовать прибор.

Жан кивает - он не спрашивает, почему с ними нет остальных - и садится в кресло. Ремидос садится тоже, и они оба вопросительно смотрят на Амуна. Тот задумчиво обходит комнату, сложив перед собой руки. Кабинет его темный, экран на потолке показывает звездное небо - в любое время суток, высвечивая положение настоящих звезд. По ним Амун всегда может видеть, насколько стал тише их свет, как темная материя подбирается к солнечной системе, разрывая по пути другие солнца. Звезды светят неярко, оставляя на лице Амуна тяжелые, но мягкие тени.

Ремидос неуютно от темной комнаты и его черных глаз, она сжимает руку Жана на подлокотнике кресла.

- В памятниках древних часто бывают животные, - начинает он. - У них были приборы, похожие на наш. И они часто изображены с животными.

Он дает знак Разуму, и тот проецирует перед ними картинки - плоские, какие остались от древних. Изображения резко контрастируют с черной комнатой, и в первые секунды слепят. На них показаны сады и дома древних: разноцветные, черно-белые, на них древние занимаются с приборами - кормят, как манипуляторы, держат в руках. Амун говорит, древние всё могли делать сами, знали каждый процесс - всё то, что вложено в Разум - их знания. Приборы на картинках самые разные, с любой кожей и любыми глазами. Готовый прибор почти не отличим от человека.

 

На многих изображениях они стоят рядом с животными или держат их на руках. Приборы выглядят довольными, словно может быть что-то радостное в касании животных. Ремидос обегает взглядом картинки, одну за другой, но нигде нет проводов или трубочек, которыми бы приборы могли подпитываться от животных органикой, жидкостями или мясом. Картинок около двадцати, они прокручиваются по кругу, всё медленнее, давая присмотреться.

Они белые в темноте кабинета.

- Может, животные активируют прибор или как-то дополняют. Они оба выглядят полностью органически, - предполагает Жан неуверенно. - Вроде внешних комплектующих, дополнительных частей.

Это она должна была предположить про органику, Ремидос знает, она биолог. Она молчит.

Любой из них чувствует себя неуютно при виде животных.

- Мне тоже так показалось, - соглашается Амун.

Жан рассматривает изображения еще какое-то время и решает:

- Нам нужно животное для эксперимента. Пока прибор восстанавливается, займитесь этим.

Сколько сотен лет Ремидос знает Амуна - он ничего не делает просто так.

- Я позволили себе проявить некоторую, - Амун говорит это вкрадчиво, ему всегда было плевать на разрешение других. - Инициативу.

Жан кивает - не обязательным разрешением, и Амун прикладывает пальцы к виску, посылая Разуму команду. Вторая дверь его кабинета открывается, и сперва ничего не происходит, просто пятном света на темной стене. А потом из неё выбегает животное. Совсем небольшое, в несколько людских ладоней, оно уже пахнет зверем и покрыто шерстью до самых кончиков лап. Даже Жан невольно напрягается, увидев его - Ремидос чувствует, как сжимается его рука под её ладонью.

Амун явно уже видел животное, нашел его давно - он не удивляется и отходит в сторону, пропуская зверя к ним, с насмешкой. Рука Жана каменная, но он даже не встает со стула, и Ремидос не встает с ним, сканируя зверя. Он шевелит носом, вдыхая воздух в комнате - нюхая - и обходит их по кругу. У него белесая, висящая по всему телу шерсть.

- Это собака, - заключает Ремидос после недолгого анализа.

Она подтверждает то, что высвечивает на указателе всем им Разум, даже раньше, чем появляется голограмма с надписью. Разум никогда не ошибается - но не дает сам ответов на все вопросы.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться