Джейк

Размер шрифта: - +

I. 12.

12.

Они оглушают все дни напролет. Скулеж прибора растворяется в вое собаки - зубы его выпали все до единого, оставляя во рту лишь слизь. Звук у всех на минимальных настройках, у Касима выключен полностью, но, кажется, он оседает где-то на грани сознания, зудящий даже не слышным.

За завтраком Разум выдает каждому двойную порцию любимых вкусов, но лишь Дхавал берет их с подноса. Прибор остался в спальне, но, кажется - даже до столовой долетает собачий лай. Никто не разговаривает за столом, и - Ремидос уверена - никто уже несколько дней не может работать.

- Пусть они заткнутся, - цедит сквозь зубы Чи.

Любой из команды согласен с ними, слова слетают раздражением без действия.

Нужно делать хоть что-то, и Жан решает.

- Положим его в капсулу для регенерации. Выключим и закроем его, - голос его не ломается, и легко заглушает вой. - Прибор будет там, пока мы не решим, как его отремонтировать.

Ремидос знает, как тяжело ему дались эти слова.

Это - причина, по которой они его слушают.

Жан не ждет ни согласия, ни ответов, он прикладывает палец к виску, посылая команду Разуму.

Каждому за столом становится легче. Касим трет виски, облегченно, Дхавал кладет в рот оба своих вкуса, Чи долго смотрит на Жана, Ремидос даже выпивает немного фиолетового напитка. После завтрака все расходятся по своим кабинетам, но Жан скользит по ней взглядом, и Ремидос понимает - она должна подождать.

- Пойдем со мной, - просит её Жан тихо, отводя в сторону, и она не медлит.

Жан берет с собой её, Дхавала и Амуна. Она возвращаются в спальню, хотя прибор уже давно должен быть закрыт в медотсеке. Прибор не закрыт - он забился в основание капсулы, уворачиваясь от рук манипулятора и пытаясь пинать его ногами. Второй манипулятор заходит с другой стороны, и собака бросается на него, цепляясь пастью за колеса. Она не может укусить ни твердую резину, ни пластик, но бросается всё равно - снова и снова. Спальня полна рёвом и лаем, один из столиков перевернут, лежащий на нём экран разбит, и пластиковые осколки хрустят под колесами манипуляторов.

- Он сопротивляется, - понимает Амун насмешливо.

- Проследите, - бросает Жан, торопливо и никому конкретно.

Он разворачивается и выходит из комнаты.

Управляемые людьми, манипуляторы справляются лучше - они хватают сначала собаку, и один из манипуляторов держит её, пока остальные вылавливают прибор. Они заходят с нескольких сторон, вытягивая руки, но прибор проскальзывает между ними и бежит к Дхавалу. Тот даже не успевает испугаться. Прибор прижимается к его ногам, покрывая костюм слоем слизи, и трясется, пока Дхавал не берет его на руки. Наверное, он снова хнычет - настройки звука не дают разобрать наверняка. Дхавал передает прибор манипуляторам и выходит из комнаты вслед за Жаном. До медотсека прибор провожает Ремидос.

Собаку тоже приходится выключить и закрыть в капсуле для регенерации.

Без прибора она воет даже сильней.

 

Работа вновь возвращается в привычное русло, всё то же - но без постоянного присутствия прибора и собаки, даже незримого - без их звуков, запахов, шороха постоянно убирающих манипуляторов рядом. О приборе хочется забыть, как о далеком, чужом воспоминании, чем-то, что было тысячи лет назад.

 

Ремидос приходит в медотсек вечером, когда до сна остается меньше часа.

Это её работа - проверять прибор.

Она проходится по медотсеку медленно, касаясь даже тех аппаратов, которыми не пользовалась сотни лет, значение которых начинает забывать. Ремидос опирается руками на большой белый стол и долго стоит, ощущая его гладкую поверхность. Ей кажется, она должна вспомнить что-то - что-то важное, как можно скорее, но - не может.

Первой она проверяет капсулу с собакой - показания в норме, и не Ремидос беспокоиться о животных. У капсулы с прибором Ремидос убирает внешний экран и заглядывает внутрь. Выключенный прибор уже кажется маленьким человеком - умиротворенным, спящим. От этого зрелища холод сжимается в грудине.

Судя по показания на экране сбоку, в приборе явно происходит какой-то процесс, но даже с помощью Разума Ремидос не может понять точно - то ли он восстанавливается, то ли разлагается сильней. Вполне может быть, что он совсем скоро поправится и снова будет ходить по станции.

Это их спасение и её проект.

Ремидос проходится ладонью по гладкому боку капсулы, плавно, без цели - пока не чувствует под пальцами толстый провод питания. Рука её вздрагивает и сжимается на проводе. Всего одно движение - и есть шанс, что больше она не увидит прибор никогда.

- Это глупо, - слышит она голос Амуна.

Ремидос не оборачивается. Она медленно выпускает провод из пальцев и встряхивает руку.

- Я знаю, - она отвечает.

 

---

 

Капсула для регенерации не восстанавливает выпавшие зубы прибора, но, выйдя из неё, он перестает выть. Собака прыгает вокруг него, виляя хвостом, и станция их снова полна шерстью, слизью и цокотом когтей. Прибор снова выпрашивает вкусы за завтраком, не может грызть кубики, и долго перекатывает их во рту и руках, заливая слизью костюм.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться