Джейк

Размер шрифта: - +

I. 13.

13.

Жана уже нет в спальне, когда Ремидос просыпается - может, ему нужно меньше сна, но он не показывается за завтраком, и, когда Ремидос ищет его вечером в его кабинете - там его нет тоже.

Она находит его в саду.

Жан ушел далеко, дальше обычного, гораздо дальше, чем вообще бывала Ремидос - насколько помнит она. Без Разума его было бы не найти, но Разум подсказал направление, высветив на запястье стрелку в его сторону - и Ремидос пошла за ней. Пошла, даже когда кончилась покрытая садовая дорожка - по земле, с её неровностями, камнями и жестким грунтом. Так далеко, без дорог, манипуляторы уже не могут пройти и ухаживать за садом, им не нужно так много внешнего пространства. Никому не нужно, но Жан торопливо ходит между диких, колючих кустов, треща ветками и сухими листьями. Он не замечает Ремидос, пока она не окликает его.

- Собака пропала, - объясняет он, так, словно случилось величайшее горе. - Её нет нигде на станции, нет в саду.

- Разве она не с прибором?

- Что бы иначе я делал здесь?

Ремидос прикладывает палец к виску, обращаясь к Разуму, но Жан обрывает её, не дав запустить поиск:

- Я уже спрашивал Разум, я же не дурак. Разум не может её найти.

- Как такое может быть?

Ремидос всё равно запрашивает Разум, но тот действительно нигде не видит собаку - ни с первого раза, ни во второго, ни с пятого. Они ищут её сами, пока не стемнеет, и после - включая встроенные фонари у глаз. Ремидос несколько раз мнет кожу о ветки кустов, костюмы их заляпаны мокрой грязью. Нужно поспать - и всё пройдет, как дурной сон, одежда вновь будет чистой, а кожа - зажившей, но прибор так и останется в их доме.

Ремидос не хочет её найти.

- Её нет здесь. Мы должны возвращаться.

Разум загорается на запястьях, начиная обратный отсчет до сна - остался час, и секунды стремительно убегают. Они далеко зашли.

- Иди. Проверь, как Джейк. Я скоро приду.

Имя режет слух, но она не говорит этого.

 

По дороге из сада она встречает Амуна, который тоже спешит в спальню из своего кабинета. Он окидывает взглядом её грязный костюм, всклокоченные волосы, и не спрашивает так, что Ремидос чувствует себя обязанной объяснить. Она говорит:

- Ты где-нибудь видел животное? Жан ищет его повсюду.

- Животное пропало? - Амун отвечает вопросом, но в его голосе нет удивления, скорее легкое снисхождение.

- Да. Даже Разум не видит его.

Ремидос не хочет думать об этом и рада, что может, наконец, не видеть животное так близко. Она не помнит, почему биолог именно она.

- Если хочешь, могу тоже его поискать, - предлагает Амун вкрадчиво.

Он смеётся над ней. Ремидос отрицательно мотает головой, слишком резко, и идет дальше по коридору - тоже быстрее, чем стоило бы. Почти вся команда в спальне, занимается своими делами - кто-то листает экраны, кто-то вносит последние изменения в проекции, Гонзало с Касимом тихо переговариваются на диване в углу. Они уже научились не обращать на прибор внимания.

Ремидос давно не наблюдала за ним, но сейчас, зная причину, понимает - прибор не отходит от своей капсулы с тех пор, как собака пропала. Его больше нет назойливо в столовой, в её лаборатории в медотсеке, он сидит тихо, ковыряя что-то в полу и вяло толкая манипулятор.

Прибор поднимает голову, когда она входит в спальню, и жадно всматривается в пространство вокруг, явно ожидая увидеть что-то еще.

- Гав? - спрашивает создание слабо, и Ремидос понимает, хоть и не сразу - оно подражает собаке.

Грубым, лишь отдаленно похожим воспроизводством, жалким подобием того повторения, которое мог бы сделать Разум. Прибор опускается на четвереньки, принимаясь ползать по полу и лаять. Команда смотрит на него заинтересованно, но не шокировано больше.

До сна осталось около получаса, а Жан все не возвращается в спальню.

Дхавал подходит к прибору, наклоняется, и тот гавкает громче, виляя той частью, где у собаки был хвост. Движения у него получаются ломаные, мало похожие на движения хвоста.

- Он пытается быть собакой. Может, он провел с собакой слишком много времени, и начал мимикрировать под неё? - предполагает Дхавал.

Разум сам включает голограмму собаки - легкими цветными линиями, и прибор заметно оживляется при её виде.

- Это логично, если они образуют некий симбиоз. Это логично? - присоединяется к нему Гонзало.

Прибор глупо пытается поймать голограмму собаки - цветной свет лишь проходит между растопыренных пальцев. Он пытается снова - осторожнее, гладя проекцию шерсти, но любой знает - он ничего не чувствует, только легкий холод дымки. Когда прибор прыгает на собаку, обнимая её, голограмма исчезает, и он снова начинает хныкать, исторгая жидкость.

Но и это привычное зрелище, они просто снижают настройки звука.

- Хорошо, что она пропала, - заключает Амун. Он пожимает плечами на недоуменные взгляды. - Он ведь должен быть похож на человека, а не на собаку, верно?



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться