Джейк

Размер шрифта: - +

II. 2.

2.

Джейк быстро учится; он учится, и это отличает его от людей кардинально.

У каждого из людей есть своя специальность, своя сфера, есть инженеры, биологи, математики, специалисты по коммуникации и знаниям древних. Наверное, они выбрали - когда-то, много тысяч лет назад, но почему - никто не смог бы вспомнить. Ремидос чинит людей, и не пытается делать за Гонзало сложные расчеты, строить механизмы за Дхавала или менять, как Чи, структуру металлов. У неё своё дело, и больше никто из команды не знает комбинаций клавиш на капсулах регенерации для различных процессов, модуль биологии на экранах, какие разделы нужно открывать в Разуме или какие анализы запрашивать.

Конечно, есть инструкции для каждого прибора.

Знания не сокрыты, всё знает великий Разум, и нет нужды пытаться запомнить чужое.

Но Джейк хочет знать всё.

Ему не очень дается работа с материалами - не удивительно, удивительно то, что Чи вообще ему что-то объясняет. Наверное, он все еще думает о крошечном, но, всё-таки - проценте металлов в его органическом теле. С коммуникацией тоже не складывается - другим группам достаточно того, что они рассматривают прибор на голо-конференциях, никому не хочется общаться с ним больше необходимого. Прибор специфичен, и Зэмбе легко их понять. Касим тоже редко разговаривает с ним, но с удовольствием показывает устройство дома, живьем и на макетах; каждая вещь на станции, как и в его будущей космической капсуле, строго на своем месте.

У Джейка хорошо выходит мастерить руками - на самом примитивном уровне, которые давно преодолели даже манипуляторы, но и это радует Дхавала. Сперва Джейк складывает простейшие формы из ненужного хлама в лаборатории, потом Дхавал доверяет ему ключи, гайки и даже учит строить в Разуме проекции будущих механизмов. Амун по сотне раз повторяет ему рассказы о темной материи, которые они все уже слышали, а потом Жан повторяет еще по сотне. Жану не надоедает с ним говорить.

Ремидос честно старается, и показывает ему несколько модулей на капсуле регенерации - она сканирует человека внутри и выводит на экран картинку. Разум сам анализирует отклонения от нормы и предлагает варианты починки, но одобрить их должен человек, только живое касание запускает процессы. Джейка почему-то не впечатляют её медицинские навыки, и он больше спрашивает про то, как устроены внутри люди.

 

Он пытается учиться считать - сложная наука, доступная не многим из людей.

У него получается на удивление неплохо, и, кажется, это оскорбляет Гонзало. Будь прибор более самоуверен - это бы вызывало тревогу, но он всегда спрашивает людей, пока те готовы слушать.

Он питается из своей трубки заранее, после того, как все проснутся и уйдут в столовую - насыщаясь один, не показывая постыдного, пытаясь еще больше выглядеть человеком. Они поддерживают эту иллюзию и ждут, пока он закончит и присоединится к ним за завтраком.

В это утро Джейк за завтраком тих; не удивительно, он часто бывает то слишком тих, то слишком шумен, поразительным непостоянством. Люди не бывают такими. Он повторяет традиции людей, и всегда посещает завтрак, но в это утро он включает экран с расчетами прямо за столом и прогоняет данные через формулы, изредка отвлекаясь на вкусы.

Он часто увлекается новым, когда-то он приносил в столовую провода и шестеренки, радуя Дхавала простенькими конструкциями. Гонзало смотрит в его экран и снисходительно хмыкает, но Джейк не отвлекается от экрана.

- Что ты пытаешься рассчитать? - Жан его спрашивает.

- Прогрессию увеличения темной материи, - бросает тот.

Они не шокированы. Они слишком привыкли к нему.

Гонзало качает головой, неопределенно машет на него рукой и кладет в рот свой второй вкус - розовый, расслабляясь. Жан смотрит нежно, как иногда смотрит на каждого из них.

Прибор не замечает таких тонких вещей, он продолжает - растеряно и капризно:

- Или хотя бы её точный размер сейчас. Но у меня ничего не выходит.

Никто не отвечает ему, расчеты темной материи - одни их самых сложных, только Гонзало и Амун берутся высчитывать приблизительные значения. Дхавал не занимается подобными абстрактными вычислениями, он предпочитает материальное. Другие, как и Ремидос, вообще не сильны в математике; они могут только запросить данные у Разума и проверить, не больше.

Джейк не унимается, раздраженно откладывает экран и обводит стол взглядом.

- Я не понимаю. Всю неделю пересчитываю, но данные не сходятся, ни в одном модуле, как будто формулы неправильные или переменные или...

- Так и есть, - обрывает его Гонзало, и Джейк замолкает, слушая.

Вместо Гонзало продолжает Амун:

- Ничто не может поймать тёмную материю, ничто не может понять её природу. Она не отражает, не поглощает, не взаимодействует даже со светом. Мы же тебе говорили.

Джейк пытается осмыслить услышанное, но мотает головой - он на редкость упрямый.

- Но ведь у вас есть значения? Я видел их.

- Мы получаем приблизительные значения через гравитацию, но они настолько грубы, что я бы не полагался на них, - отвечает Амун. - Мы не можем её вычислить.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться