Джейк

Размер шрифта: - +

II. 3.

3.

С тех пор Джейк любит гулять в саду даже больше, чем раньше, словно на него давят потолок и стены станции. Он вполне может гулять один, не нуждаясь в присмотре манипуляторов, но - даже спустя столько времени - кто-нибудь из команды присоединяется к нему, чтобы наблюдать.

Кого-то тревожат, кого-то смущают, злят, раздражают, расстраивают, радуют, но - любого волнуют его вопросы. Амун говорит с ним часто, Ремидос почти никогда, но она идет следом и слушает. Они идут втроем по дорожке сада, Джейк то и дело отвлекается, оббегая вокруг Амуна, но возвращается и идет рядом, подпрыгивая.

- Разум почему-то давал мне есть целых два раза за сегодняшнее утро, - делится Джейк. - Странно, не как обычно. И всё равно кажется, недостаточно.

Разум не встроен в его запястье, как у людей, но следит за ним везде на станции, высвечивая указания на ближайшие мониторы. Когда-то Ремидос пыталась заниматься его питанием, но Разум рассчитывал размер порций и промежутки времени по неясному ей принципу. Постепенно, прибор стал есть реже, незаметнее, сократился его распад, и они научились забывать об этом, удобно игнорировать неприятное.

Нет запрета на такие разговоры.

- Когда к тебе присоединят трубку с питанием, тебе больше не придется есть, - отвечает ему Амун. - Не переживай, будет как провод с электричеством, прямая энергия без всей этой, - Амун двигает рукой неопределенно, но не произносит слова.

"Мерзости".

Джейк не обижается на слова и уже не испытывает стыда за то, что должен питаться.

- Но ведь люди тоже едят? - Джейк спрашивает.

Это предположение хуже оскорбления, Амун замирает в первый миг, а потом запрокидывает голову и смеётся. Он привыкает к его вопросам. Ремидос - всё еще нет.

- Мы чувствуем вкусы, но мы не нуждаемся в пополнении энергии извне, - объясняет он. - Мы не разлагаемся, как куски чистой органики. Из нас не выходят продукты распада. Мы не едим. Едят животные. Не люди.

Амун объясняет терпеливо, Джейк слушает, даже когда не совсем понимает - потом он запросит полную информацию у Разума; он каждый день всё больше узнает о мире. Ремидос разворачивает и уходит, не сказав ни слова, тихо, и они замечают это, лишь случайно обернувшись - видя её уже вдалеке, по пути к станции. На место каждого нового знания приходит по несколько новых вопросов.

- Что с ней?

Амун снова смеётся - резко, и странно смотрит ей вслед.

- Ничего. Она хороший биолог.

- Я сделал что-то не то, - понимает Джейк, но в его голосе нет вины и нет вопроса.

- Вовсе нет.

Амун разворачивает его, и они продолжают идти по саду. Справа виднеется любимое дерево Джейка - с низко раскинувшимися толстыми ветвями. Он любит сидеть у него, но больше не пытается забираться; он лишь намеками слышал историю про сломанные ноги и плоть.

- Я не нравлюсь ей.

Констатация факта, и Амун кивает, но говорит:

- Наоборот.

Джейк мотает головой, непонимающе, и откладывает на потом эти мысли. Он хочет свернуть направо - к своему дереву, но Амун кладет руку на его плечо, останавливая.

- Едят животные. Не люди, - повторяет Амун задумчиво.

Джейк уже слышал это, услышал с первого раза, но Амун счел нужным повторить - и Джейк запоминает старательно, еще лучше. Он не двигается, пока Амун не отпустит его руку.

- Пойдем, - говорит Амун вдруг, негромко. - Я покажу тебе секрет.

- Секрет? Что это?

- То, что нельзя никому рассказывать.

Невиданная для людей идея, любое их знание - лишь капля в бесконечности Разума. У них один доступ ко всем файлам и записям, и, Джейк уверен, если очень захотеть, даже он сможет увидеть, что делает любой член другой исследовательской группы на обратной стороне их круглой Земли.

- Даже Жану?

- Даже Разуму.

Теперь Джейк действительно чувствует тайну.

Амун оглядывается - проверяя, не видят ли их люди или манипуляторы, и они идут вперед быстро, сворачивая с привычных дорожек. Сначала трава мягкая, но постепенно она становится выше, деревья - плотнее; их ветки ощутимо бьют по коже, когда они пробираются. Под ногами хрустит старая листва, попадаются камни, и по ним больно ступать.

- Манипуляторы уже не смогут проехать сюда, - замечает Джейк.

- Именно.

Амун идет, даже когда трава достигает ему пояса и Джейку - груди. Разум пульсирует на его запястье, призывая вернуться - не стоит самим отходить так далеко от станции. Амун накрывает его ладонью, успокаивая, но Разум пульсирует всё равно. Они идут гораздо дольше, чем Джейк представлял, и он хочет спросить - когда же? - но Амун только прикладывает к губам палец, заставляя молчать.

Только подойдя близко, Джейк слышит мерный, монотонный гул - как от работы множества механизмов разом. Они работают очень тихо, раз не слышны на много километров вокруг. Он вопросительно смотрит на Амуна, но тот продолжает идти вперед, и Джейк идет следом.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться