Джейк

Размер шрифта: - +

III. 1.

1.

Когда он просыпается, космос простирается перед ним, насколько хватает взгляда.

Джейку нужно некоторое время, чтобы сфокусироваться - как после долгого, трудного сна. Он видит иллюминатор, окружающий полную звезд темноту, и стены его капсулы. Он не был внутри неё очень долго, был лишь на Земле, и она странно напоминает о доме - привычными рычажками и приборами, которые ставил Дхавал. Тело его легко, надежно пристегнуто ремнями, и он тратит еще какое-то время, чтобы освободиться. Разум не высвечивает время в воздухе перед глазами, как делал раньше, и Разума тоже больше не будет с ним. Освободившись, Джейк плавно взмывает вверх, выискивая, за что уцепиться.

Шланг с питанием уже подключен к его животу, и он взмывает следом, повисая в воздухе. Он покачивается от движений, как спящий зверь или как в спокойной, стылой воде. Джейк касается места, где шланг входит в него - поверх костюма, и перчатками ничего не почувствуешь.

Джейк еще не привык к его ощущению, хотя уже знаком с ним.

Он помнит инструкцию, и, оценив данные на мониторе - вдалеке, Джейку приходится щуриться, чтобы увидеть - он начинает снимать костюм. В невесомости, без опоры, это сделать даже труднее, чем раньше, и он тратит, наверное, около часа, расстегивая все крепления. Ноги взмывают вверх, шланг питания дергается за ним, путаясь под руками, и каждая молния как борьба. Освободившись, Джейк чувствует своё тело наконец своим и долго тяжело дышит, отдыхая. Костюм плывет в воздухе, как еще один пассажир, и упирается в стену капсулы, сминаясь. Поймать его можно позже.

Джейк никогда не был в далеком космосе. Никто не был.

Он делает стену капсулы прозрачными, выпуская космос из рамок иллюминаторов, и чувствует старательно - как звезды и пустота окружают его. Где-то в них кроется тёмная материя, о которой говорили люди, и каждое его ощущение важно. Он видит Землю, присматриваясь - куда меньше, чем когда они с космонавтами смотрели на неё с орбиты, и вдруг понимает, о чем они говорили. Она кажется красивой.

Разум не ответит, никогда не отвечал даже на Земле, но Джейк всё же говорит в пустоту капсулы:

- Мы летим.

Космос полностью заполняет обзорную стену, но Джейк отворачивается - еще успеет насмотреться - и плывет к аппаратам, отталкиваясь от кресла. Система жизнеобеспечения работает сама, как и навигации, защиты, об этом подумали лучшие инженеры Земли. У Джейка свои инструкции. Он должен связаться со станцией - его миссия, передать каждое своё ощущение, и здесь, в космосе, его великая цель почему-то выглядит незначительной, голубая точка Земли прекрасной; не более, чем другие сотни окружающих блесков.

- Мы, - повторяет он задумчиво, вспоминая правильные сочетания кнопок. Слово похоже, но неверно, и верное вертится на языке, поправляя. - Я.Я лечу.

Джейк знает одиночество - он сидел один в саду, между корней своего дерева, был один в строящейся космической капсуле, один питался и ложился спать, и никогда люди не были от него дальше, чем за стенами станции. За всю свою короткую для человека жизнь Джейк никогда не был настолько один.

Он вздыхает, и созданный в капсуле воздух лишь немного кислее привычного.

Джейк добирается до аппарата связи и включает передачу привычным сочетанием кнопок - натренирован до автоматизма. Его датчики встроены в трубку питания, и теперь на станции начнут получать данные - об органике и - о более важном. Он должен чувствовать изо всех сил.

Джейк возвращается в кресло, в котором проснулся - оно одно здесь, стоящее прямо посреди капсулы. С него можно видеть и космос, и мониторы, но он притягивает к себе микрофон и ждет сеанса связи. Он вспоминает голос Амуна, воркующе, насмешливо шепчущий: "наконец".

Изображение уже слишком тяжело для его расстояния, даже не устанавливали камеры,

Но голос он может слышать.

 

---

 

Как и просил Разум Жан - на станции трещит каждый динамик, когда Джейк, наконец, выходит на связь. Сигнал от космической капсулы еще четкий - они могут отслеживать состояние, местоположение, она движется по верному маршруту, в норме все показатели; могут видеть основные параметры органики прибора - в норме и они, но, всё же - он не отвечал несколько долгих дней. Короткая вспышка в сравнении с веками.

Жан в саду, когда раздается сигнал, и манипулятор спешит к нему по дорожке, переливаясь всеми своими сигнальными лампами. Жан понимает, едва увидев его, и бросается к станции, отталкивая манипулятор. Он бежит, как не должны бегать люди, и Разум едва успевает открывать перед ним двери. Он прибегает к уже начавшемуся сеансу связи.

Команда сидит в столовой, за большим столом, и стол настолько пуст, что лишен даже голограмм, не то что предметов и вкусов. К сигналу подключены все другие исследовательские группы, каждый человек, думающий и дышащий; среди отображенных на боковых мониторах лиц Жан видит и космонавтов. Алан не улыбается.

Ждали только его; Жан кивает, восстанавливая дыхание, и садится на своё место.

Экраны связи повернуты к людям, но они полны лишь ровной тьмой. Они больше его не увидят.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться