Джейк

Размер шрифта: - +

III. 3.

3.

Джейк перестает узнавать окрестности, хотя успел наизусть выучить всё, что должен увидеть во время полета. Это естественно - Амун объяснял ему - с Земли видно лишь прошлое, свет, отправленный несколько сотен лет назад, и, достигнув звезд, можно увидеть их погасшими. Он видит редкие новые, незнакомые звезды. Чуждое, неизвестное - Джейк был уверен, что еще долго будет видеть знакомые места.

- Привет, - говорит он незнакомым звездам, вставая.

Он не желает им доброго утра или доброй ночи, понимая абсурдность формулировки, но ему нравится иногда разговаривать с ними или с костюмом. Ложась спать, Джейк укладывает костюм в шкаф, и в последнее время тот даже примерно лежит, не выбираясь, пока Джейк не проснется. Остается договориться со сферой для головы, но, Джейк уверен, и с ней они поладят со временем.

Выбора у них нет.

Первое, что Джейк обычно делает, проснувшись - включает прозрачность смотровой стены; как и положено по инструкции, оценивает положение визуально. У него больше нет капсулы для сна, Разум не напоминает, когда нужно ложиться и когда встать. Кровать его - подвешенный к покатому потолку мешок-гамак, в который Джейк забирается и застегивается, чтобы не вылететь наружу. В первые дни он не мог сомкнуть глаз, но привыкает, со временем.

У него нет утра, но чувствует он себя, как никогда на станции, отдохнувшим.

Джейк учится ловко выпутываться из мешка, просыпаясь, запоминает, за что можно зацепиться, а от чего оттолкнуться в капсуле, и с каждым днем его быт проще. Новые звезды приветливы.

- И тебе привет, - за них, он отвечает.

Помня традиции людей, Джейк завтракает. Ему больше нет нужды утруждать себя, подключаясь к трубке с питанием или извергая отходы - шлаг в животе делает и то, и другое, и Джейк может наслаждаться только вкусами, как делали люди. Он не чувствует особенного наслаждения, но всегда теперь выбирает красно-оранжевый и никакой кроме.

Между сном и сном его действия одинаковы, будут одинаковы до конца.

Это его не пугает.

Ложась спать, Джейк делает смотровую стену непрозрачной - глупой иллюзией станции. Все капсулы для сна находятся вместе в спальне, он засыпает один, и никто не напоминает ему о времени. Он может быть одинок бесконечно.

Несколько раз ему кажется, он видит предмет, пролетевший совсем рядом, у прозрачной обшивки капсулы, но не успевает его разглядеть. Он исчезает быстрее, чем Джейк успевает обернуться. Это могут быть мелкие метеориты, звездный песок, отскакивающий от обшивки капсулы, игра отражения света, просто игра - Амун говорил, порой воображение способно на причудливые вещи.

Раз в несколько "дней" - промежутков между сном и сном - Джейк выходит на связь. В прибор передачи встроен простейший таймер, и он напоминает Джейку о сеансах - в капсуле нет ни Разума, ни часов, ни солнца, чтобы различать дни.

В один из "дней" Джейк пытается связаться с Землей по предусмотренному расписанию, поворачивает нужные рычажки, жмет кнопки и слышит трескучий звук помех. Сквозь них с трудом пробиваются голоса и обрывки слов, но чьи - Джейк различить не может.

Это должно было произойти.

Джейк не боится, он пробует еще несколько раз - знакомой наизусть инструкцией - оставляет связь включенной и отлетает в сторону. Помехи или станут слабее, или через какое-то время связь отключится сама, до более удобного случая.

Прибор передач мерно щелкает, отсылая данные, и шланг у живота Джейка нагревается от усердия. Прибор передач не отключится никогда.

Шланга хватает - почти - на всю капсулу, и он может быть совсем близко, но не может дотянуться и коснуться прозрачной стены. Так, что даже если вытянуть руку изо всех сил, до ломоты, пальцы не почувствуют преграду и, кажется - вовсе нет никакой стены между ним и бескрайним космосом. Джейк садится в воздухе, он уже довольно ловко управляет своим телом в микрогравитации далеко от Земли. Шланг взмывает вверх, ослабившимся напряжением, и Джейк слышит щелчки передач и шорох помех.

Он вспоминает "сказки" и тех огромных, покорных зверей.

 

---

 

Амун находит её в саду, у того же дерева. Она сидит на траве, прислонившись спиной к стволу, глаза её закрыты, и дышит она глубоко и ровно, расслабившись. Ремидос похожа на спящую, не знай любой из людей - спят только в капсуле, Разум идеально рассчитывает необходимое для отдыха время. Каждому нужно многое обдумать теперь.

Сеанс связи не удался, и в ушах любого на станции до сих пор стоит шорох помех - тревожный, дерганый и ожидаемый; темная материя хватает в дороге и целиком глотает сигналы. Может, она заснет, насытившись, может, это только раздразнит её аппетит. Данные до сих не поддаются расшифровке. В ожидании следующей попытки, члены команды разошлись по станции, предпочитая одиночество обсуждению.

Дхавал часто теперь проводит время в пристройке, отведенной когда-то под космическую капсулу, словно тоскует по приборам, пластику и металлу, Чи плавит, а Гонзало - пересчитывает курс. У каждого находится заполняющее, вязкое занятие, до однообразности сглаживающее дни.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться