Джейк

Размер шрифта: - +

III. 5.

5.

Будь у него Разум или хотя бы часы, Джейк мог бы зафиксировать этот момент, но - без часов и Разума - он знает только то, что однажды просыпается и видит нечто иное. Принципиально отличное от изображений Разума - не просто не на своем месте, не спутанное, не непривычное, а чуждое, то, что он никак не ожидал увидеть.

Часть космоса окружена золотым сиянием, тёплым и ослепляющим.

В первые мгновения он щурится, сделав прозрачной смотровую стену, но глаза очень быстро привыкают к свету. Он кажется живым, пульсирующим - словно очень медленно, очень давно бьется вокруг сферы, занимающей видимое пространство. Джейк выбирается из гамака и плавно подлетает ближе, игнорируя натяжение шланга. Даже звезды кажутся блёклыми, бессмысленными по сравнению с этим свечением; оно тянет к себе, увлекая в пульсацию, и Джейк будто слышит в ушах его музыку. Свет расходится, отголосками лаская обшивку капсулы, и Джейк трепещет и часто моргает, унимая дрожь внутри глаз.

Внутри света лишь пустота.

Джейк словно видел уже где-то это сияние, но - где именно - не может вспомнить.

- Это черная дыра, - понимает он отстраненно.

Теперь он часто разговаривает вслух, заполняя пространство вокруг человеческой речью, звуками голоса, и они мешаются с мерным гудением аппаратов жизнеобеспечения.

Он подплывает еще ближе к смотровой стене, почти касаясь преграды - он уже не пытается дотянуться, забывая о грани между бесконечным космосом и своей крошечной капсулой. Джейк понимает, не будь этой грани - он бы задохнулся и остыл медленно, слабая органическая плоть, но сияние тянет музыкой, увлекая его, как каждую из ничтожных, крошечных частиц.

Гравитация манит их и разрывает на части, коллапсируя, разрастаясь, тёмной материей поглощая космос. Их смерть светит ярче, чем звезды.

- Уже. Неужели пора, неужели мы уже прибыли? - спрашивает Джейк и, конечно, не слышит ответа.

Все говорили, лететь придется долго, нестерпимо долго, но он даже не успел устать от полета.

Всё в его капсуле, что не прикреплено надежно к стенам и полу - он сам, костюм, выбравшийся из шкафчика - вытягивается в сторону черной сферы, стремясь присоединится к множеству гибнущих частиц. Костюм пролетает мимо Джейка и ударяется о невидимую, прозрачную стену капсулы, отскакивает и бьется снова, упрямо пытаясь выбраться. Он не в силах, и звуки ударов глухие и слабые внутри. Звуки эти приводят Джейка в себя, выводя из рассеянного, очарованного состояния - резко, как холод морозным утром, и он вдыхает глубже и цепляется за свой натянувшийся шланг, выбираясь обратно, вглубь капсулы. Шланг тёплый в его ладонях, и он еще может, он прикладывает все свои органические силы, чтобы добраться до панели управления.

Грань всё же есть.

Ему хотелось бы пролететь еще хотя бы несколько дней.

Он судорожно вспоминает инструкции, в нужном порядке щелкая рычажками пульта - маршрут капсулы можно править и изнутри, многое может измениться в космосе, и Дхавал с Гонзало предусмотрели такую возможность. Джейк с трудом не путает кнопки, хотя выучил наизусть, и даже пальцы - слабое тело, мясо - мешает ему выжить.

Оно мешает ему всю жизнь.

Джейк пытается сосредоточиться, раз за разом прокручивая в голове уроки Разума, повторяя про себя каждое действие, путается и начинает снова - повторяя по несколько раз. Наконец, рычажки щелкают, вставая в правильное положение, и смена курса высвечивается на экране.

Они могли бы установить часы в капсуле, но не стали - специально, растягивая его время до бесконечности. Ему хотелось бы увидеть еще раз Жана, и Ремидос, или сад. Он видит бумажную картинку у своего лица, вырвавшуюся, полетевшую под силой чужого, холодного притяжения, и хватает её, сминая и сжимая в ладони. От листа бумаги по пальцам расходится тепло. Джейк жмурится, сжимаясь, всем телом защищая картинку с садом, и ждет, вцепившись в шланг у живота.

Он больше ничего не может.

Когда он открывает глаза, черная дыра уже позади, и ему приходится развернуться, неловко размахивая руками в воздухе, чтобы ее рассмотреть. Капсула справилась, вырвавшись из чужой гравитации, и его путь продолжается - должен продолжаться еще неисчислимо долгое время.

- Не моя. Другая, поменьше, - произносит он, и даже испытывает разочарование от этой мысли.

Джейк пытается коснуться шланга и отдергивает руку, обжегшись.

Человеческие сердца в хранилище Ремидос, свет, текущий по рукам Жана, бьющий из его груди - вот, где Джейк уже видел такое же золото. Он касается своего запястья - там, где вживлен у людей Разум - слабой, подвижной плоти. И чувствует его стук.

 

---

 

Упрямо - спустя несколько дней Жан пытается связаться с ним снова.

Он не слышит ничего, кроме помех.

 

---

 

Сигнал двусторонней связи совсем пропадает, когда он теряет из вида Землю.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться