Джейк

Размер шрифта: - +

III. 7.

7.

Космонавты связываются с их станцией сначала каждый день, напрямую с Жаном, минуя Зэмбу, спрашивая - не ответил ли сигнал с капсулы. Сигнал молчит, молчит каждый день, и они спрашивают реже - раз в несколько дней, раз в недели, спрашивают любого другого, пока не замолкают совсем. Это не самая главная из забот Жана, и он вспоминает об этом лишь изредка, собираясь, но не находя времени связаться с ними самому.

Будни станции вновь полны работой и коммуникацией.

С тех пор, как с пятой станции к югу пришло начало расшифровки кода, исследовательские группы связываются по несколько раз в неделю, делясь идеями. Расшифровка совсем не похожа ни на что, понятное людям, и, после стольких усилий, даже полученные данные - лишь начало пути. Они выглядят так, будто Разум смеётся над ними - не столбцами цифр, чертежей, графиков или хотя бы картинок - это комбинация пробелов и точек, повторяющаяся, вытянувшаяся на многие страницы. Точки, палки, пробелы, точки - словно это может значить хоть что-то.

Когда они впервые видят изображение на мониторе пятой станции, даже Гонзало не может поверить, хотя он больше других знает о тайном значении знаков и цифр. На пятой станции уже знают этот шок, уже видели это первыми, и Минако - их лидер, выжидает много минут, давая каждому привыкнуть.

- Что это? - вскрикивает Чи, не выдерживая первым. - Что вы показываете нам? Где данные?

- Это они и есть. То, что расшифровал Разум.

Ремидос даже кажется, что он вот-вот швырнет чем-нибудь в мониторы, но Жан встает, кладет на его плечо руку, и Чи садится, сдерживая гнев. Он думает о приборе чаще, чем хотел бы показывать. После слов Чи в столовой, с каждого монитора, от каждой станции, поднимается гул.

Минако - лидер группы, не просто биолог, и она снова молчит, терпеливо, давая время; она уже пережила такое в своей команде, все их усилия оказались тщетны, последняя надежда и последняя попытка - ничто не дрожит на её лице, ничто не омрачает мягкую улыбку.

Когда-то Ремидос хотела быть на неё похожей.

Больше всех на неё похож Жан.

- Спокойно, - говорит он, отбирая это право у пятой. Прибор создан не пятой, и все замолкают, слушая его слова. - Это только первая расшифровка. Да, заняло много времени, но данные от прибора продолжают исправно отсылаться в приемник. Мы можем подобрать расшифровку еще раз, поработать с тем, что уже получили. Может, это только первый этап. Может, это шифр шифра.

- Согласна.

Минако кивает, улыбаясь, и - наверняка - она сказала своей группе то же.

Что еще они могут сказать. За столом, из каждого динамика, с каждого монитора, в открытом воздухе - с ними соглашаются, критикуют, предлагают решения, они обсуждают возможность расшифровки, ошибок, но Ремидос понимает другое. Она всматривается в ряды повторяющихся точек и палочек, долго, и ловит взгляд Амуна на том же экране. Между бровей его пролегает тонкая, еле заметная полоска, словно он видел где-то такое раньше; видел и не может вспомнить.

Это пугает её.

 

Новое дело вновь наполняет Жана жизнью, прогоняя обреченное, пожравшее его безразличие. Ремидос не знает, что думает он, но подозревает - иллюзии, он считает, что сможет помочь Джейку, разгадав код. Понять это просто, по тому, как горит он делом, многие месяцы безразличный ко всему на станции.

Жан лично следит за работой Гонзало, который разбирается в кодах, и Зэмбы, который знает важность посланий, правильного слова, он заставляет их работать вместе, несколько дней подряд - хотя Гонзало ненавидит всё не своё во время работы. К следующему собранию станций у них есть предложение по дополнительной расшифровке; так же, как и у каждой другой команды.

Космонавты пропускают то первое обсуждение станций - важнейшее дело на Земле, словно у них может быть более значимое занятие. Разум прогоняет полученный от Джейка код через их наброски расшифровок, но они не получают ни одной внятной фразы. Ожидаемо, говорит Жан, ведь понадобились тысячи попыток, чтобы сделать прибор, и - разучившееся - человечество снова учится пытаться и ждать.

Ко второму собранию все успокаиваются, и Гонзало, Касим и Зэмба набрасывают новый проект расшифровки точек, вспоминая неудачные попытки. У каждой исследовательской группы есть по такому, и они вновь прогоняют полученные данные через Разум несколько раз, используя все варианты - неудачных попыток будет множество, и это одна из них. В отличие от всех прошлых, время отныне конечно.

К третьему собранию Жан просит помочь Амуна, вдруг был в памятниках древних подобный шифр - просит за завтраком, при всей группе, и Ремидос ловит на себе его взгляд.

- Я тоже подумал об этом, уже проверил памятники, - Амун отвечает. - Ничего похожего нет.

Лишь на четвертый раз космонавты подсоединяются к беседе, но не шокированы ни расшифровкой данных, ни молчанием прибора - ничем, известной им одним тайной. Юрий выглядит совсем другим, непривычным на мониторе, и Ремидос не сразу может понять, в чем же это разительное отличие. Он улыбается - не ярко, как Алан, но часто, и говорит:

- Удачи. Мы не дешифровщики, что еще мы можем пожелать.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться