Джейк

Размер шрифта: - +

III. 10.

10.

Ремидос не видит Амуна несколько дней, радуется этому, обещает себе не искать его, засыпая в капсуле и заранее знает, что врёт. Он не приходит на завтрак - рудиментарная традиция, нелепая в отсутствии прибора, многие не приходят теперь, Гонзало, Чи, Зэмба, даже Дхавал появляется всё реже; но Амун чтит традиции больше прочих, Амун был всегда. Ремидос быстро проглатывает свой вкус - снова фиолетовый, выжидает минимальное время и идет в сад.

Она знает, где искать его, и заставляет себя не бежать к дереву.

Амун сидит между корней, склонившись над чем-то - небольшим, размером с ручной экран Разума, Ремидос не может разобрать. Она поднимается по холму, встает за его плечом, но Амун замечает и не обращает внимания - вынуждая задавать вопросы. В руках его странная вещь, которой Ремидос не видела раньше. Между двух пластин - не металла, не пластика, странного, неизвестного ей материала - расположены еще сотни листов. Размером предмет действительно похож на ручной экран, но гораздо толще, белые внутренние листы распирают его изнутри. Амун перелистывает их один за другим, гибкие и мягкие; листы покрыты мелкими, частыми символами.

Ремидос опускается на траву с ним рядом и, не спрашивая, тянется и бережно касается края предмета. Амун не удивляется, не отталкивает её, и на ощупь, больше, чем на что-либо другое, листы похожи на кожу. Это секрет - чувствует она дрожью, как те огромные, печальные животные за границами сада.

Он принес секрет сюда, уверенный, что никто другой не придет - стирая из места воспоминания о Жане, стирая даже мысли о нём, и Ремидос не вспоминает. Амун её ждал.

- Что это? - она спрашивает.

Амун не отвечает, вновь листая страницы - бесцельно, одну за другой, и символы выведены темным на светлых листах, повторяющиеся, но каждый раз складывающиеся в разную картину.

- Это похоже на обозначения над кнопками, - хмурится Ремидос, наконец, вспоминая, где видела подобные символы. - Но они гораздо больше, и просто нарисованы поверх материала. Зачем?

- Это книга, - говорит Амун медленно, осторожно произнося непривычное слово. - Я нашел несколько таких.

Кажется, Ремидос уже слышала это слово раньше - когда-то очень, очень давно, даже раньше, чем держала в руках скальпель; до прибора, и Джейк возвращает излишне много забытых вещей. Амун закрывает книгу и передает ей - аккуратно и настойчиво вкладывая в ладони. Ремидос несколько раз крутит её, привыкая к тяжести, прежде, чем взять удобно. Тогда Амун наклоняется к ней, раскрывает книгу и, не касаясь, указывает на листы.

- Каждый символ - закодированное слово. Они передают информацию, думаю, древние пользовались этим способом до того, как создали Разум.

Кому, как не Амуну знать об обычаях древних; Ремидос верит ему сразу, легко, но не понимает это знание. У древних слишком много тайн, чтобы пытаться понять их все.

- Что ты делаешь с ней?

- Я пытаюсь её расшифровать.

Теперь Ремидос вглядывается внимательнее, вызывая в памяти изображения полученных от Джейка сообщений. Разум пробегается программой распознавания, и узнает только некоторые, самые простейшие символы - палки и точки, не больше, чем совпадением. Она не дешифровщик и ничего не понимает в этой науке.

- Это как-то связано с шифром, который приходит от прибора? Код древних?

- Сначала я предположил так, но... Не похоже. Символы совсем другие, гораздо сложнее.

Нарисованное на тонких листах действительно сложнее точек и палочек, скорее напоминающее причудливые рисунки, орнамент, чем код. Орнамент этот редко, но повторяется, и - это может быть ключом, а может быть шуткой. Они переворачивают листы долго, один за другим, пока они не сливаются в однообразное, сероватое марево перед глазами. Ремидос знает - Амун провел так уже многие дни. Она закрывает книгу, прекращая бессмысленный повтор, и могла бы предложить показать книгу остальным, может, о чем-то новом догадались бы на других станциях.

Ремидос не предлагает. Она возвращает книгу Амуну и задает другой вопрос.

- Джейк спасет нас? - она спрашивает, непривычно называя его по имени.

- Не думаю, - Амун отвечает.

Он отвечает просто, не медля, и в её груди тяжестью оседает его ответ.

Он действительно в это верит, но Ремидос мотает головой, не обязанная верить с ним одинаково.

Амун вновь открывает книгу и листает её - медленнее, вдумчивее, изучая каждый символ так, словно его понимание раскроет все загадки мира; вернее, чем прибор, спасет их. Книга может оказаться просто мусором, отходом древней цивилизации, Амун - дураком, и Ремидос хочется вырвать книгу из его рук, растоптать, выбросить, развеять по ветру её листы. Они могли бы запутаться в кроне дерева, они могли бы оказаться зелеными листьями, органическими, почти живыми, выбрасывающими живительный кислород. Видение это так ярко встает перед её глазами - воспоминанием, отголоском знания, что Ремидос мотает головой, прогоняя его.

Если Джейк не справится - всё бессмысленно, любое достижение древних.

- Тогда зачем ты расшифровываешь её? - спрашивает Ремидос.



Ксения Ветер

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться