Джеймс Симмонс. Сквозь бездну времени.

Размер шрифта: - +

Глава 2

Джеймс проснулся от назойливых солнечных лучей, что настойчиво пробирались сквозь не слишком плотную ткань занавесок которые небрежно были задернуты на окнах. После вчерашней встречи с мистером Уилсоном, Джеймс долго думал и размышлял, даже не о самом мистере Уилсоне, а о той незнакомой женщине, что вышла из густой тени деревьев и сумела своим столь коротким присутствием зацепить Джеймса. И его скорее зацепила не она сама, как ее потерянный взгляд. Нет, конечно, она была, несомненно, прекрасна, и все в таком роде. Но его заинтересованность в ней была, скорее всего, просто любопытством, или жаждой. Знать что же произошло у этой молодой особы. И кем, или правильнее будет сказать, чем она была так напугана.

- Да чтоб тебя. – Произнес Джеймс, будто злясь сам на себя и резко поднялся с кровати. Если конечно это можно было назвать так. Жесткие пружины всю ночь не давали Джеймсу покоя, и когда было, он уже прекращал думать о произошедшем событии накануне и пытался заснуть, жесткие пружины впивались ему своими цепкими когтями в спину, тем самым возвращая вновь к раздумьям. Да что он еще мог желать? За те деньги, что он заплатил, нельзя было ожидать чего то лучшего. Слава богу, что хоть постельное белье было на удивление свежим. По крайней мере было с чем сравнивать, Джеймс с иронией взглянул на чуть шевелящиеся занавески от которых исходил запах табачного дыма, при каждом дуновении ветра, в чуть приоткрытую форточку и улыбнулся сам себе. Сегодняшнее утро было особенным. Рождественское утро. Когда-то в далеком детстве, Джеймс очень любил вставать пораньше всех, и сломя голову нестись к рождественской ели, что горделиво стояла в их не большом, но уютном холе. Разбирая подарки вместе с уже присоединившейся семьей он всегда думал, что может быть лучше таких моментов. Как же это было давно, и как многое поменялось с того времени. Джеймс схватил свою кожаную куртку со стула, что стоял возле кровати и вытащил оттуда пачку сигарет. Чтож, раз занавески уже видели табачный дым, то, пожалуй, не будет ничего ужасного, если он просто закурит сигарету прямо здесь. Покрайней мере это рождественское утро пройдет не зря.

-Хм… - Произнес молодой человек, выдыхая табачный дым с наслаждением, будто это был некий лакомый кусок пирога. – Интересно, а как проводит свое Рождественское утро мистер Уилсон? Должно быть он сидит попивая горячий глинтвейн где-то в огромном особняке своего сына, а вокруг бегают его внуки и радостно кричат, разворачивая блестящую подарочную обертку коробок что таит под своими ветвями ель. Он так же почесывает свою ухоженную бороду и ухмылясь гладит своих внуков по голове. Вдруг неожиданно раздался телефонный звонок возвращая Джеймска к действительности происходящего. Джеймс посмотрел на экран своего телефона, номер был совершенно не знакомый, и молодой человек решил не брать трубку. Слишком шикарно началось утро, чтоб портить его разговорами с незнакомцами. Но незнакомец был слишком настойчивым, и телефон вместе с гулкой вибрацией продолжал создавать шум не только в комнате но и в голове самого Джеймса.

- Черт бы тебя побрал. – Огрызнулся молодой человек на телефон и затушив сигарету поднял трубку

- Джеймс Симмонс, я вас слушаю. – Вежливо произнес он, хотя с мгновение назад готов был убить звонившего.

- Мистер Симмонс? Надеюсь, вы меня помните? – Раздался не менее вежливый голос в трубке. Джемс сразу понял кто это, но черт побери, как он узнал его номер?

- Мистер Симмонс, не теряйтесь в догадках, мой сын помог мне узнать ваш номер, хотя признаться честно, трудновато найти именно того мистера Симмонса, который нужен.

- Признаться честно, даже времени не хватило, чтоб почувствовать себя детективом, и начать разгадывать тайну определения моего номера.. – С иронией ответил Джеймс, хотя в его голове пронеслась такая мысль. – Чем могу быть вам полезен мистер Уилсон?

- Можете звать меня просто Даррен. – Произнес пожилой мужчина и Джеймс даже не видя собеседника мог вообразить себе его добродушную улыбку. – У меня есть к вам неотложное дело, и я надеюсь на вашу помощь. Джеймс даже не много опешил, какая помощь понадобилась мистеру Уилсону, практически от незнакомого человека, да в добавок еще в рождественское утро.

- Хм, вам нужна именно моя помощь? Я думаю, у вас есть такие люди рядом, которые окажут вам помощь куда быстрее и качественнее, нежели чем я. – попытался возразить молодой человек. Он всегда знал, не стоит отвечать на не знакомые номера.

- О нет, мистер Симмонс, мне нужны именно вы. Берите такси и незамедлительно поезжайте ко мне в мой особняк. Я вас буду ждать. Берите ручку и листок бумаги и записывайте номер. Джеймсу ничего не оставалось как записать адрес мистера Уилсона. Не мог он отказать ему. Слишком он его заинтриговал. Ведь так и не пояснил в чем же была причина столь неожиданного звонка. В прочем, он был даже рад, что ему не придется провести целый день в этой чахлой гостинице.

 

Часом позже, когда ярко желтая машина с опознавательными квадратиками на дверях подъехала к огромным кованым воротам, Джеймс уже успел задремать. И хоть не много отдохнуть. Даже в сидячем положении и слушая бесконечную болтовню афроамериканского водителя, Джеймс хоть не много отдохнул и бесконечные мысли его ни разу не потревожили. Заплатив таксисту он вышел из автомобиля и направился к кованым воротам. Вокруг было множество тенистых деревьев, наверное, летом они дают каждому страннику свою прохладу от палящих лучей, пронеслось моментально в голове у молодого человека. Высокий, из темно серого камня забор, привлекал своей особенной выкладкой, что напоминала плывучий корабль по волнам. Джеймс даже ухмыльнулся и поразился фантазии пожилого джентльмена, что здесь проживал. Он явно хотел выделиться на фоне здешних домов, коих совсем было не много. Подойдя еще ближе к воротам молодой человек удивился и даже ухмыльнулся еще больше и кажется произнес пару ругательских словечек, которые он иной раз употреблял в качестве комплимента. За огромными коваными воротами виднелась каменистая дорожка все с таким же причудливым морским узором, аккуратно зачищенная от снега, что как назло выпал посреди предрождественской ночи. Джеймс признаться честно не любил холод, а уж про снег и слышать вовсе не хотел. Сам он родом из жаркой Каллифорнии, там даже не знали, как он выглядит. Но писательская деятельность порой приводила Джеймса в самые невообразимые места, в погоне за своей музой, он искал самый потрясные и невообразимые места. Именно они, места и действия происходившие вокруг, давали ему вдохновение. Вот так вот он и оказался в Нью – Йорке, в самый канун Рождества, в том самом знаменитом на весь мир парке. Он искал вдохновения, вдохновения для написания своей книги, ему казалось, что среди всех этих счастливых людей, в самом эпицентре праздничной суеты он наконец найдет, ту мысль, ту идею, и напишет шедевр, сидя там на скамье в полном, казалось бы одиночестве, он был не один. Вокруг были мысли, он смотрел в небо, зная что и там есть нечто невообразимое, там есть жизнь, там что-то происходит, то, о чем возможно он укажет в своей книге. Вообще Джеймс был человеком со множеством увлечений, он любил до безумия корабли, историю создания, историю жизни и гибели множества он изучал часами и днями напролет, пытаясь найти ответы на самые сокровенные вопросы. А что уж говорить о внеземном разуме, эта тема тоже не давала ему ни минуты покоя, потому то он и завел разговор с мистером Уилсоном, в тот самый вечер, когда в поисках вдохновения он сидел и смотрел на вечереющий небосклон.



Юлия Фокс

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться