Джинн из медного купороса.

Размер шрифта: - +

Глава №1. Не открывайте пузырьки, не прочитав этикетки.

 

«Вот почему я так не вовремя заболела этой весной: как раз в разгар лабораторного практикума по атомной физике?!» – сокрушалась Алиса Сказочная, сидя поздним майским вечером в лаборатории и  заполняя экспериментальными данными кучу таблиц.

«А если компьютер еще и коэффициент корреляции мне выдаст 0,8, а не положенные 0,98 или выше, то Олег Львович мне точно эту последнюю лабораторку завтра не зачтет. А ведь сессия на носу, погорит моя стипендия ярким пламенем!» – Алиса, держа в руках описание работы, пошла к шкафу с реактивами.

– Так, теперь последнее: надо замочить эту пластинку в растворе медного купороса, – бормотала себе под нос Алиса, – и выдержать ее в растворе этом полтора часа. ПОЛТОРА ЧАСА?! Елки-палки, накрылся мой поход в кино медным тазиком!  Ленке позвонить надо будет, чтоб не ждала меня, горемычную. Почему я сразу до конца описание не дочитала??!! Ведь как раз второй час здесь сижу!

Злая Алиса распахнула дверцы шкафчика, схватила пузырек с кривой надписью чьим-то корявым почерком: «Медный купорос» (надпись почти полностью скрывала стандартную этикетку с малопонятным названием сульфат меди II и формулой) и застонала от отчаяния: на дне пузырька было не более чайной ложечки этого купороса, а пластинка была большой.

– Эх, надо было не принципиальничать, а списать все расчеты у Кольки Петрова, все данные скопировать и не мучиться! Вот почему именно мне, именно в седьмом часу вечера надо искать дежурного по лаборатории, клянчить у него ключи от склада и тащиться с четвертого этажа на первый за этой баночкой купороса?!

Вздыхая и стеная, Алиса все-таки разыскала Алексея Алексеевича, который вместе с ней спустился вниз в полуподвальный склад и теперь, нетерпеливо позвякивая ключами, ждал, когда девушка возьмет нужный ей раствор. Следуя указаниям дежурного, девушка вытащила из угла очень пыльную и тяжелую коробку с одинаковыми прозрачными баночками с темно-голубым содержимым. Вслед за коробкой откуда-то выкатилась еще одна похожая баночка.

– Вот эту и бери, а полную коробку назад поставь, – скомандовал Алексей Алексеевич.

От души ругнувшись про себя, Алиса запихала тяжеленную коробку назад в угол, подхватила заветный пузырек и поплелась назад на четвертый этаж.

В лаборатории тихо жужжал компьютер, а спектрофотометр мигал зеленой лампочкой, показывая, что анализ первого образца закончен. Алиса вытянула из прибора распечатку и аккуратно вклеила в свой отчет. Потом обтерла салфеткой ужасно пыльный, грязный, покрытый паутиной пузырек и, не читая непонятных рядовому студенту надписей, откупорила его.

Раздался гром. В лаборатории мигнул и погас свет. Потянуло запахом болотной тины и горелых спичек.

– Что за ерунда? Только не говорите, что электричество на этаже вырубило! Сегодня определенно не мой день! – воскликнула Алиса, и тут свет зажегся. Свежий ветерок (откуда только взялся?) пронесся по лаборатории, унося с собой все неприятные запахи. Компьютер жужжал, как ни в чем не бывало, и все было на своих местах. Даже появилось одно дополнительное место: у окна, уставившись на центральную площадь города круглыми глазами, стоял среднего роста парень восточной наружности и в очень странной одежде.

– Пары медного купороса вызывают галлюцинации? Я напрасно не прочитала инструктаж по технике безопасности? – прошептала Алиса.

Парень повернулся. Он явно не был чистокровным русским: черные как смоль волосы и темно-карие удлиненные глаза, в совокупности с оливкового оттенка кожей не оставляли в этом сомнений. Паренек был строен, но мускулист, волосы густой шапкой покрывали голову.

– Привет! Ты кто? Ты с другого факультета? У вас тоже практикум в нашем крыле? – спросила Алиса.

– Я не Факультет и не Практикум, меня зовут  Айдан, что означает «могущественный». Скажи свое заветное желание – я исполню его и наконец-то освобожусь от заклятья!

– Все-таки глюк, – вздохнула Алиса. – Ладно, замочим пластинку и будем звонить Ленке.

Девушка взяла в руки пузырек и гневно заорала:

– Что за шутки?!! Где купорос?!! Он же был здесь, синенький такой, я видела!

– От чего так гневается чудная роза моего сердца? – вкрадчиво зажурчал над ухом Алисы томный голос с отчетливым восточным акцентом.

Взбешенная студентка развернулась к источнику голоса:

– Слушай, гастарбайтер, купорос верни, а то на кусочки порежу и модели ядерного реактора скормлю!

– Что это за чудовище: модель ядерного реактора ? Давай я спасу тебя от него, если это твое заветное желание!

Алиса взвыла:

– Слушай, неуч героический, куда ты жидкость из бутылочки дел?

– В этом сосуде не было жидкости, в нем был Я! Ты спасла меня от трехтысячелетнего заключения, и теперь я должен исполнить любое твое желание, о чудная роза моего сердца.

«Все, попала ты Алиса, так попала! Сидишь с сумасшедшим горячим восточным парнем в дальней лаборатории абсолютно безлюдного сейчас крыла! Черт знает, что этому обкуренному в голову придет! Надо бы поспокойнее с ним разговаривать, подыграть ему и потихоньку пятиться к двери... Хорошо, что на мне кеды и джинсы, сбегу от него», – думала Сказочная.



Валентина Елисеева

Отредактировано: 08.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться