Джинны

Размер шрифта: - +

Глава 13. Воины-фидаи.

Вокруг все пылало. Этайн видела то, что осталось от Рамиреса через пелену серого дыма. Странно, но эмоции у нее полностью отсутствовали. Душа была подобна иссохшему берегу.  С каждым месяцем дрессировка Ордена дает о себе знать все больше. Воительнице даже пришлось принять напускной торжественно-скорбный вид, чтобы не вызвать подозрений.

Ничего не было.

Было только грустно осознавать, что от того, в ком когда-то бурлила жизнь и интересные идеи, осталась лишь кучка костей. От такого красивого и мужественного лица, каким запомнили Рамиреса все…

К тому же, из-за лютующих в пустыне инфекций тела приходилось не хоронить, как положено, закапывая в землю, а сжигать.

Имран поднес факел к облитым маслом дровам. На этих дровах, пропитанных благовониями, покоилось тело.

Все склонили головы, отдавая последнюю дань уважения главе фидаи. Этайн смотрела в пустоту перед собой, на, будто движущееся, голубое марево впереди. Из-за высокой температуры воздух вокруг, казалось, дрожал.

Когда останки объяло пламенем, процессия Элиты начала понемногу отходить. Вдруг Этайн ощутила на своем плече тяжесть чьей-то руки.

Погруженная в свои мысли, она невольно вздрогнула, обернулась – и увидела Имрана. Видимо, он решил по-отечески ободрить её. Но зачем, что к чему?..

Воительница долго смотрела вслед уходящим братьям по оружию и владыке, потом, в итоге, отправилась за ними сама.

 

-Займись расследованием. Я же знаю, ты хочешь. Не сомневайся, помогу, - Бероэс преградил дорогу сильно отставшей от людей Элиты Этайн. Сейчас он был похож на небольшое водянистое облако, постоянно пребывающее в движении и меняющее форму.

-Допустим. И, что дальше? – скептический настрой никак не хотел улетучиваться.

-Дальше увидишь. Скучно ведь, знать все наперед. Сегодня же, просись вести расследование вместе с Бандаро.

-Так и сделаю. Можно вопрос? – девушка остановилась.

-Опять касаемо будущего? – облако приобрело багровый оттенок, будто разгневалось.

-Нет, настоящего, - увидев, что краснота пропала, Этайн продолжила, - Как там Шакийор?

-Жив. Ждет вести от тебя, но понимает, что это может быть не скоро.

-Слава высшим силам! – выдохнула воительница. – Как думаешь, когда мне лучше рассказать Никайору…

-Терпение, еще не время.

Облако растворилось, оставив лишь легкий, мерцающий след.

 

-Нет, это смертельно опасно. Ты видела, что от него осталось… - Бандаро, поначалу, наотрез отказывался от участия Алетейн в расследовании.

-В пустыне все смертельно опасно. Когда вы отправляли нас на испытание, мы запросто могли погибнуть. К тому же, знаете, что произошло с Асуром, - Этайн была непреклонна и буквально сверлила взглядом главу школы воинов. Тот не выдержал долгого зрительного контакта.

-Еще одного значимого человека в Элите нам терять нельзя, - продолжал тот, но уже менее категорично. – Рамирес тоже был слишком самоуверен, и вот, к чему это привело… Понимаю твои чувства, но, не могу принять твое предложение о помощи.

-В таком случае, я отправлюсь туда сама. Не думаю, что ради сохранения моей жизни вы заточите меня в одной из подземных тюрем вместе с кочевниками и мародерами.

После недолгого молчания, Бандаро, наконец, согласился.

 

Они ступали под покровом холодной ночи, оба в плащах фидаи. Северо-западные руины располагались действительно не близко – добираться до них, по времени, раза в два дольше, чем, например, дойти до скал и даже перейти их. По прибытию Этайн не почувствовала ничего такого зловещего, как то было в руинах Некрополя. Местами остатки стен, отполированных, блестящих, как зеркала, мерцали в ночи холодным светом. Пылинки, взвиваясь в воздух от малейших дуновений ветра, собирались в целые клубы. Это место напоминало, скорее, место встречи влюбленных, чем какой-то склад мародеров и место убийств.

 

Перед походом Этайн немного ввели в курс дела.

Имран, так и не получив ожидаемых вестей, выполнил свое обещание и отправил на поиски Акрабора с еще двумя людьми. Те оправдали свой элитный статус и нашли, в одном из пустых и пыльных подземелий, довольно быстро то, что осталось от главы фидаи. Воина буквально пришлось собирать в мешок по частям. Было неясно, то ли это сотворили какие-то пустынные хищники, то ли, еще хуже – озверевшие люди. Мистические толкования Орден не озвучил, хотя в головах у некоторых они, несомненно, грешным делом всплывали. Рядом были обнаружены обрывки пергамента – путевые дневники Рамиреса. Их пытались соединить, чтобы хоть что-то удалось прочитать, но общей картины так и не получили - из-за чрезмерной запятнанности кровью. Бандаро с Этайн, по сути, шли на поиски неизвестно чего неизвестно куда. Глава школы воинов вел воительницу к одному из привычных мест своих ночных дежурств.

 

Этайн хотелось уже высказать что-либо недовольное насчет того, что их длительное стояние среди ночи ни на йоту не приблизит их к разгадке тайны вокруг смерти исмаилита, как вдруг, на одном из барханов, довольно ясно обозначился силуэт. Появился он неожиданно, будто сотканный из воздуха. Девушка замерла и легонько ткнула Бандаро в бок. Тот глянул в сторону бархана и, ровным счетом, ничего не понял.



Валерия Трофимова-Рихтер

Отредактировано: 21.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться