Джиотсану

Размер шрифта: - +

В чертогах Вечности

Бог Вечности Нокс в своем замке играл в «битэн» со своими сыновьями: светлым магом Альфинуром и темным магом Самаем. «Битэн» являлась одним из любимых развлечений Нокса. Ход игры невозможно было предугадать. Бросался жребий среди игроков, у кого выпадало тринадцать ‒ выбирал часть пространства то ли в виде эллиптического цилиндроида, то ли гипербоцилиндроида, то ли многополюсного гиперболоида. Точка бросания кубика определяла часть галактики. 1 ‒ простое наблюдение, 2 ‒ подарок обитателям планеты, 3 ‒ стихийное бедствие, 4 ‒ создание сверхновой звезды, 5 ‒ образование черной дыры, 6 ‒ отдых на месяц от любых дел, 7 ‒ исполнение желания.

Сегодня, как никогда, везло Самаю ‒ выпадали сплошные пятерки. Темный маг открыто ликовал, поглядывая то на Нокса, то на Альфинура. Замок странствовал по необъятным просторам Вселенной. Закольцованное спиралевидное изображение звездного неба высвечивалось в гостином зале разными красками. Густая черно-темная материя занимала большую часть пространства, посылая в космос лучи темной энергии, медленно и величественно скользя потоками кси-тау частиц. Эта блестящая черная дорожка уверенно пробивала себе дорогу, стремительно разворачиваясь в волны, которые мчались во всех направлениях, пожирая на своем пути звезды и галактики.

Самай в радостном возбуждении потирал руки, предвкушая победу.

‒ Сынок, уймись, хватит уничтожать звезды, от твоих черных дыр уже нет места. Матушка твоя будет недовольна, ты и так постоянно увеличиваешь свои необъятные владения, ‒ недовольно проворчал Нокс. Светлокудрый голубоглазый Самай только рассмеялся в ответ.

‒ Пусть, папа, Альфинур учится играть и достойно проигрывать. Ладно, даю ему шанс.

Бросок. Ярко заискрились грани и остановились на четверке. Альфинур усилием воли стряхнул наваждение, и на третьем витке спирали гиперболоида ярко вспыхнула сверхновая звезда.

‒ Отличная работа, пройдет время и образуется галактика, вы с Анитой попутешествуете вдвоем, ‒ улыбнулся отец. Альфинур недовольно поморщился, что за мода навязывать свое право. Нокс, заметив выражение лица младшего сына, стремительно бросил кубик на поле. Альфинур замер. Точка падения была очевидна, на грани высветилась единица, но кубик почему-то отклонился и упал в звездную систему Гонзало, минуя Дракозаврию.

‒ Вот это да!

 Никто не ожидал такого поворота событий. Нокс нахмурился и с подозрением глянул на старшего сына. Тот не мигая встретил взгляд отца. И все же что-то тут не так.

Нокс помнил, что рука при броске не дрогнула, он все рассчитал верно. Давно ему хотелось взглянуть на планету Талия, где в последний раз произошло столкновение сыновей. Вздохнув, припомнил, что и сам время от времени любил побаловаться со смертными девами и, в большинстве случаев, потом пристраивал их удачно, стараясь по возможности не допускать рождения полу-бессмертных детей. Но время мчалось, времена менялись и теперь уже его сыновья забавлялись со смертными красавицами. Но чтобы выбрать одну и ту же, среди миллиарда девушек из любой звездной системы – это надо было суметь. Нокс покачал головой, нахмурившись, пахло дурно. Один-то может и влюбился, и пожалел убивать ребенка, а вот другой… что же, назло?

‒ Папа, ау, ты что задумался? ‒ Самай с нагловатой улыбкой одернул отца.

‒ Не нравится мне все происходящее, ‒ думал Нокс, ‒ не пора ли вмешаться в вечное соперничество братьев и прекратить спор ‒ кто кого, если мне еще удастся.

‒ Делаем перерыв на перекус, ‒ поднявшись с кресла, провозгласил бог Вечности и отправился в свои покои.

Богиня судьбы ‒ Хесса в своем замке улыбнулась, глянув, как трое игроков бросились по своим комнатам. Понятно, нехорошо подглядывать за семьей, но это было выше всех правил, интерес будоражил кровь, мозги кипели от предвкушения, любопытство било через край. Хесса подошла к чаше судеб, взяв с полки куб пси-частиц, и в каждую чашу с ноосферой направила по частичке.

‒ Нет, даже богам Вселенной не нужно знать все. Каждый увидит свой кусочек времени, ‒ распорядилась она.

Вероятность происходивших событий огромна: не тот взгляд, не та встреча, не тот поиск, страх нового, нежелание изменить и изменяться, неожиданные препятствия, поворотов судьбы непредсказуемо много. Компонентов изменений будущего огромное количество, и никто до конца не знает своего предначертания.

Самай стремительно ворвавшись к себе, бросился к чаше ноосферы «Акаши». Папаша явно что-то заподозрил или… случайность. Прозрачная зеркальная гладь заволновалась под его пристальным взглядом. Завихрились спиральные волны, тонкая сфера рвалась, перемещаясь в меж-пространство.

Ущелье. Джиотсану. Падение.

‒ Все идет как нужно. Хотя жаль. Какая женщина, редкая красавица, самородок. Но выжить она не должна.

Богиня колдовства Сирсе предрекла ей такую… судьбу, а это не входило в его планы. Случайная игрушка судьбы Джиотсану осталась жива после стольких передрязг. Ондине-богине воды не удалось тогда ее потопить, богине хаоса ‒ Эрее ‒ свести с ума от ужаса, лишений, издевательств. Стойкая красотка, а по виду не скажешь.

‒ Ничего, Сеумас с Хейзи должны справиться за обещанную награду, хотя, ‒ он усмехнулся, ‒ они знают далеко не все, да им и знать не положено.

Беспокоила его только Джаннет, слишком умна и может догадаться, кто приложил руку и наябедничать папаше.



Людмила Гусарова

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться