Джулиана, или Ведьминские козни

Размер шрифта: - +

10. Кандидат два

* 15*

Дни до Рождества стремительно утекали, и события завертелись с такой скоростью, что Элоиза просто не успевала сесть и порефлексировать – скучает она, или нет, ждет возвращения, не ждет или что еще там. Просто все время нужно было что-то делать, и непременно самой.

Джулиана оказалась именно тем, чем выглядела – юной, ничего не умеющей и очень амбициозной. Элоиза выдала ей огромное количество данных, которые было нужно собрать в сводные таблицы по разным параметрам, и посадила работать. Пока Хуан Перес дорабатывал свои последние три дня, Джулиану посадили за свободный компьютер в дальнем углу большого просторного кабинета аналитиков, а когда он отбыл домой, предварительно напоив в хлам весь отдел и всех так или иначе причастных, Джулиана расположилась за его машиной. Она сходила к Маурицио Росси, он сначала строго говорил ей о всяких правилах пользования техникой в аналитическом отделе, потом, правда, подмигнул и пригласил запросто обращаться, если вдруг что. И выделил ей сотрудника, чтобы настроил все на машине. После наступил черед консультаций с сотрудниками отдела информационной безопасности – сначала, правда, Лодовико с обычным своим мрачным видом и без каких-либо куртуазностей побеседовал о безопасности вообще, потом передал из рук в руки Ланцо, тот поработал с допусками в разные сети и показал на пальцах, куда ходить, а куда – лучше не стоит. После чего Джулиана была посажена за работу. Элоиза проконтролировала все это и тоже вернулась к своим актуальным делам. 

Да-да, на прощальную вечеринку уходящего сотрудника Элоиза, конечно же, пошла. Посидела в уголочке с Анной, посплетничала вполголоса о новеньких и их адаптации, пожелала Хуану удачи в дальнейших делах и отбыла спать довольно рано, не засиживаясь за полночь. Остальные гудели почти до утра и на следующий день просили на кухне и у медиков разных средств от похмелья.

Через пару дней после появления Джулианы звонок Софии известил ее о еще одном кандидате на свободную вакансию.

- Ох, Эла, я уже в самом деле не знаю, откуда они такие лезут и почему все лезут именно к тебе. Этот фрукт тоже с нехилой такой протекцией, за него просят из понтификальной комиссии. Правда, мне удалось выговорить нам право послать его на все четыре стороны, если он не устроит нас по итогам испытательного срока. Вроде бы с образованием все в норме, есть какой-то там опыт работы, проверяем, я еще попросила Лодовико тоже проверить по его части. Ты с ним хотя бы поговори, что ли. Если совсем не понравится – ну, единым фронтом как-нибудь откажем.

- Конечно, я поговорю, спасибо, София. Когда?

- Сегодня после обеда. Сначала он ко мне придет, потом я позвоню.

- Хорошо, жду звонка.

После обеда София на самом деле отзвонилась и коротко сказала, что кандидата доставят к ней в самое ближайшее время.

Кандидат оказался мужчиной примерно ее возраста, безусловным красавцем, с волнистыми черными волосами и яркими темными глазами. Сверкнул зубами в улыбке, небрежным жестом прикрыл за собой дверь. Какая-то легкая, но как будто точно рассчитанная небрежность была во всем его облике – в расстегнутой верхней пуговице сорочки, расслабленном галстуке с ярким рисунком, распахнутом пиджаке. Элоиза небрежности не терпела, даже рассчитанной, на рабочем месте считала вовсе неуместной и просто записала в уме кандидату жирный минус.

- Добрый день, сударыня. Я – Филиппо Верчеза, и я хочу у вас работать. Вот не ожидал, что грозный начальник, которым меня все тут пугали, окажется очаровательной дамой!

- Добрый день, садитесь, - предлагать кофе она в данной ситуации не сочла нужным. – Я – Элоиза де Шатийон. А вас действительно можно напугать начальником?

- Строгим и суровым начальником можно напугать кого угодно, уверяю вас. Я же человек мягкий, нежный, к окрикам и ругани привыкаю, конечно, но не люблю, очень не люблю.

- Чем же вы таким прославились, что на вас приходилось кричать? – поинтересовалась Элоиза.

- Нет,  я неправильно выразился. На меня, конечно же, никто не кричал, моей работой всегда все были более чем довольны. Вот мои рекомендации, можете ознакомиться. Я немного в курсе профиля здешней работы, и думаю, что отлично впишусь в ваш дружный коллектив.

- Я знаю, что ваши бумаги в порядке. К сожалению, сейчас я не смогу сказать вам ничего определенного. Если наши службы проверят ваши данные и дадут принципиальное разрешение на вашу работу здесь – вам перезвонят и сообщат об этом.

- Но я хотя бы могу надеяться на благополучное разрешение такого важного для меня вопроса?

- Я пока не скажу вам ничего, именно для того, чтобы не создавать преждевременных надежд. Сейчас наш разговор окончен. Но считаю нужным заметить, что я не кричу на сотрудников. Если меня что-то в них не устраивает, я их попросту увольняю, и все. Так что бояться вам нечего, ваша тонкая душевная организация не пострадает. До свидания, - подошла к двери, распахнула ее. – Брат Франциск, господин Верчеза уже уходит, проводите его, пожалуйста.

- До свидания, сударыня, буду ждать вашего ответа, как соловей лета, - на прощание он небрежно поклонился.

Элоиза дождалась, пока гость отправится восвояси, потом позвонила Софии.

 – Скажи, пожалуйста, нам правда нужно брать вот это на испытательный срок?

- А, вы встретились! Да, к сожалению, если Лодовико не найдет за ним никаких явных грехов.

- Черт побери, - уныло сказала Элоиза.

- О! Я видела мужчину, который заставил тебя ругаться?

- Да, который способен вытащить наружу все давно похороненные низменные черты моей натуры. Его стоит послать подальше уже только за это!

Однако, к неудовольствию Элоизы, ничего компрометирующего Лодовико про кандидата не узнал. У нее не было причины сомневаться в проделанной им работе, поэтому она вздохнула тяжко и пригласила Филиппо Верчезу на окончательное собеседование. Целое утро она говорила себе, что сотрудники вовсе не обязаны ей нравиться и что работать надо с теми, кто есть, а не с теми, кто вызывает симпатию.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться