Джулиана, или Ведьминские козни

15. Закуски и танцы

* 24 *

За большим столом разговор вертелся преимущественно вокруг поездки в Нью-Йорк. Те, кто ездил, рассказывали о путешествии, те, кто оставался - о том, что происходило в это время во дворце. Элоиза по большей части молчала, иногда вставляла в общую беседу слово или два, и время от времени улыбалась Себастьену. Ей очень хотелось взять его за руку, погладить ладонь, заглянуть в глаза, и гори оно потом все синим пламенем, но она держалась, изо всех сил держалась. Благодарила за переданные закуски, точными репликами поддерживала разговор… и улыбалась.

На столе можно было увидеть всяческие изыски, которыми славилась кухня палаццо д’Эпиналь. Разнообразные рулеты и паштеты, мясное и рыбное заливное, птица и дичь, сыры и овощи – хотелось попробовать всего хотя бы по маленькому кусочку, но это было абсолютно нереально, а еще впереди горячее и сладкое!

Когда интерес к закускам пошел на убыль, на первый план вышли музыканты. До того момента они скрывались где-то в углу за колонной и играли что-то фоновое, а теперь заняли площадку слева от входа и заиграли уже определенно для танцев. Тут же в середине на паркете образовались пары, желающие танцевать.

- Элоиза, мы танцуем? - спросил Себастьен.

- Конечно, - откликнулась она. - Давно не танцевала с партнером, с удовольствием пойду.

Он встал, предложил ей руку и они, не торопясь, вышли на свободное место. Без изысков, без каких-либо фигур или чего-то еще, просто его руки оказались одна на её талии, вторая на лопатках, и она пропала, пропала совсем, она могла только смотреть на него неотрывно и все. Еще разве что положить руки ему на плечи. Нет, даже обхватить за шею. И ничего больше не делать, ничего больше…

- Элоиза?

- Да?

- Все хорошо?

- Да, - улыбнулась она. - Отлично. Хорошая компания, прекрасная еда, и у меня самый лучший в этой зале кавалер.

- Вы сегодня как-то подозрительно благосклонны ко мне, Элоиза. Но я с легкостью верну комплимент, ваш сегодняшний образ - это что-то потрясающее. Честно, я вас не сразу узнал. Я искал в зале что-то более привычное взгляду, а вот оно как оказалось, просто невероятно, - он взял одну из ее рук и поцеловал кончики пальцев. - Ух ты, и ногти тоже! Честное слово, вас нужно рассматривать отдельно, по частям, каждую деталь!

- Спасибо, Себастьен, - на ногти она как раз решалась дольше и тяжелее всего, ведь так легко было выбрать обычный темно-бордовый цвет с классическим матовым покрытием, и он тоже был бы уместен. Но Виола подобрала отличный насыщенный оттенок, в покрытие ногтевых пластинок безымянных пальцев вклеила по золотистому стразу, а остальные расписала поверх изумрудной зелени золотистой вязью.

- Я думаю, мы вернемся к этому разговору чуть позже. Не вздумайте сбегать, ясно вам? Мне очень нужно будет сказать вам несколько слов без свидетелей.

- Пожалуй, мне тоже есть, что вам сказать, - согласилась она, подарок-то нужно вручить! - Позже, - и улыбнулась.

- Вот и договорились, отлично, - под финальный аккорд он все же пару раз провернул ее под рукой, и она легко провернулась, юбки и волосы взлетели вихрем.

Затем её приглашал Лодовико, потом откуда-то возник Карло… в общем, скучать не пришлось, а потом уже и горячее принесли.

Главное - не объедаться, ведь все так восхитительно вкусно! Несколько видов мяса, рыба, соусы - просто невероятно.

- Марчелло совершил чудо, не так ли? - улыбнулась она всем окружающим.

- Элоиза, вы очень точно выразили мысли, посещавшие нас всех, - улыбнулся ей в ответ кардинал. - Вам нравится вечер?

- О да, ваше высокопреосвященство, - она слегка наклонила голову в ответ.

После горячего снова были танцы.

- Сейчас со мной, а потом - с кем хотите, - с этими словами Себастьен снова вывел ее на паркет. - Покажите уже ваших новеньких, как-то я их пока еще не отследил.

- Мне показалось, их очень даже видно, - хмыкнула Элоиза. - Мое американское горе - это вон та милая барышня, у которой весь вечер Карло вместо вешалки, простите мою язвительность. Господин Верчеза - вот он сидит, вместе с компьютерщиками, глазами по залу стреляет. Хорошо, хотя бы оделся прилично, а не как обычно на работу ходит, - ядовито добавила она.

- А дамы, которых вы спасли от Микелаччо?

- Там не только моя заслуга, - пожала плечами Элоиза. - Пышноволосая барышня в красном платье за столиком с вашими сотрудниками - это Кьяра, младшая из той компании.

- Это она у Шарля рыбок кормит?

- Точно. Пока справляется. Еще, говорят, устроилась на какие-то подготовительные курсы, чтобы в следующем году сдавать вступительные экзамены куда-то там. Вторая - стройная блондинка в черном платье, Асгерд, сидит с искусствоведами, видите?

- Которую Варфоломей взял под опеку?

- Да. Он говорит, что дама на самом деле много чего умеет.

- Дама изысканной внешности, надо сказать. Что-то нечеловеческое в ней есть, я бы какого-нибудь эльфа так себе представил. А третья?

- Катарина сидит с Адриано, он как ее приметил еще в ту самую ночь, так и не оставляет.

- Это у нее дети, судьбу которых вы решили, говорят, не ставя на стол чашку кофе? - улыбнулся он.

- Я просто решила вопрос, потому что у остальных не было подходящих возможностей, и все. Ей очень повезло, что матушка Доменика согласилась взять девочек в школу, не брать в первые месяцы плату и не задавать ей вопросов о том, что она делает и как попала в такую ситуацию. Впрочем, сейчас уже все хорошо.

- Да, Лодовико рассказывал, как вы, сверкая глазами, доказывали, что стены святой обители можем взять только мы с генералом и то, если только вооружимся тяжелой техникой!

- Может быть, сейчас уже не скажу точно, как это было.

- Вы молодец, Элоиза. Вне зависимости от того, как в точности это было.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться