Джулиана, или Ведьминские козни

18. Утро. Элоиза

* 33 *

Элоиза проснулась. И где это она? Темно. Под одеялом тепло, снаружи прохладно. И… ах, черт. То есть фантастика. Весь вчерашний вечер. Абсолютная фантастика. Как же вчера у нее крышу-то снесло! Ни единой мысли не возникло, что не надо бы оставаться ночевать там, где она осталась в итоге. Ну и черт с ним. То есть с ними, с принципами решениями и чем там еще. Потому что она соскучилась… и он тоже. Он прав, живой человек - это совсем не то, что буквы в письме и голос в телефоне, в письме можно что угодно написать, а когда он пришел и заглянул в глаза, то уже и говорить было не о чем. Плюс кураж от платья и прически, и танцы, и игра эта сумасшедшая… Немудрено, что не осталось никакой силы воли и ни малейшего желания противостоять фантастическому кавалеру и откладывать свидание до каких-нибудь лучших времён, когда никто не будет стоять над душой.

Фантастический кавалер спал. Да-да, бессонная ночь в перелете и всё такое. И потом еще весь вечер и половину ночи с ней. Но интересно, сколько сейчас времени и не караулит ли их кто-нибудь любопытный снаружи?

Она сосредоточилась и прислушалась. Ничего себе! Вообще она удивительно ясно представила себе приемную, выход в коридор, окрестные комнаты… ага, в комнатах Лодовико никого нет, а тут что? Карло спит на диване? Одетый? А кто в его спальне? Ух ты, Асгерд. Ничего себе! А дальше?

Элоиза с пугающей ее саму легкостью просканировала весь этаж в этом крыле здания и легко выяснила - кто, где и с кем. Но в коридоре было абсолютно пусто. Сколько же времени?

Осторожно выбралась из-под его руки и из-под одеяла, вышла в гостиную. Нда. Увиденное ее очень развеселило. Отсмеявшись, подняла с пола платье и белье, собрала шпильки и прочие украшения, которые были вчера на ней. Ой, еще же были подарки… так, вроде бы ни одна камея не потерялась, шкатулка - тоже вот она, просто закатилась под диван… а что еще закатилось? Вот, застежка от платья, и вторая тоже. Как хорошо, что хотя бы футляр с гребнем сразу оказался на столе и никуда не падал. Как и коробочка с запонками.

Так, а времени-то сколько? Элоиза нашла сумку, в ней телефон, и обнаружила, что всего-навсего половина восьмого. Дурацкий организм проснулся, как на работу. Ну и к лучшему, сейчас явно все спят после шумной ночи и она доберется до своих комнат без нежелательных встреч в коридорах… Надеть платье, затолкать в сумку все остальное, туфли надевать ой как не хотелось, ладно, пойдем босиком. На всякий случай нужно притормозить запись на камере в коридоре, пусть подождет, пока дверь захлопнется снаружи. Ну и дальше как бы набросить на себя невидимость, то есть ты идешь, а камеры тебя не видят…

Мысль заглянуть на прощание в спальню была отброшена, как малодушная.

Дверь в собственные комнаты Элоизы была качественно заперта, однако уже в гостиной она в очередной раз обнаружила, что для человека целеустремленного это ни разу не препятствие. Посреди комнаты, в вазе, которая обычно одиноко скучала в углу и представляла собой украшение интерьера, стоял букет из множества роз, в точности таких же, как та, что уже подвяла в бутоньерке на ее платье. Элоиза бросила на пол туфли, поставила рядом сумку и вернулась к розам. Опустилась на ковер и зарылась лицом в эти розы. Вот ведь…

Улыбка не сходила с ее лица, когда она, как приличная, унесла в гардеробную туфли, разложила по гнездам в шкатулке свой изумрудный гарнитур, осторожно повесила на плечики платье, сложила изумрудный комплект белья в корзину для грязного… и тут поняла, что про чулки-то она и забыла! То есть, они довольно долго оставались на ней, а потом были сняты… и валяются где-то на полу в спальне Себастьена. Ага, раньше Золушки теряли во дворцах принцев туфельки, а теперь, значит, исключительно чулки.

Смеялась Элоиза долго. Конспираторша хренова. Камеры дурит, а чулки разбрасывает по чужим спальням. Ладно, чего уж там! Душ и спать. Еще часа четыре хотя бы. А дальше посмотрим.

 

* 34 *

Когда Элоиза проснулась во второй раз, на улице был белый день, и даже какие-то солнечные лучи пробивались сквозь щель между плотными шторами. Воспоминания о ночи по-прежнему вызывали дурацкую счастливую улыбку.

Звонок Анны застал ее за сборами на завтрак.

- Привет, ты где?

- Где я могу быть? У себя, конечно, сейчас спущусь вниз за кофе.

- Ладно, спускайся, там и поговорим, - а голос у нее прямо дрожал от нетерпения.

Второй звонок раздался, когда она уже завязывала шнурки на туфлях.

- Доброе утро, сердце моё. Вы где?

- Доброе утро, Себастьен. Я у себя и собираюсь спуститься вниз и поискать там кофе.

- Хорошо, встретимся там.

После такого оставалось только действительно спуститься вниз. Анна в серебристой водолазке сидела за столиком в стратегическом месте: видела всех, но вокруг нее было очень много свободного места. Она сразу же начала призывно махать руками.

- Ну привет же, иди уже скорее сюда и рассказывай.

Элоиза попросила у проходящего официанта кофе и сладкого, и села.

- Привет, о чем тебе рассказывать?

- Я так полагаю, что все хорошо? Ты прямо светишься!

- Да ладно, у меня всегда всё хорошо, - она поблагодарила за кофе и стала его пить.

Кофе в это утро казался каким-то особенно вкусным.

- Не заговаривай мне зубы, хорошо? Вы же вчера ушли вместе, так?

- Ну, и что?

- Ты осталась у него?

- Тогда я бы, наверное, пришла с ним?

- Это нормальные люди так делают, а вы оба - не слишком, - хмыкнула Анна. - В общем, так: камеры сказали, что ты ночевала у него.

- А камеры сказали, когда я от него выбралась?

- Прямо не сказали, но Лодовико отметил сбой в работе той, что размещена напротив входа в его комнаты, где-то в полвосьмого утра. Поскольку модно все странности списывать на тебя, то мы так и поступили.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться