Джулиана, или Ведьминские козни

Размер шрифта: - +

23. И чашки

* 43 *

На следующий день Элоиза в самом деле провела в медицинском крыле несколько часов. Бруно был въедлив и пристрастен, её просветили со всех возможных сторон и не нашли никаких новых отклонений. Кое-о-чем проблемном она, конечно, уже знала, сосуды головного мозга и некоторые внутренние органы показали вполне ожидаемые отклонения от нормы, но никаких сюрпризов не обнаружилось. Элоиза успокоилась, так что время в целом было потрачено не зря. Получалось, что или булавки были в кресле недолго, или заряжены не на тотальный вред организму. Или она чего-то не понимала.

Но на всякий случай написала Себастьену и попросила изучить записи с камер в  её кабинете на предмет того, кто туда заходил и что делал.

Результат по камерам был предсказуем - заходили только сотрудники. А если не сотрудники - то к Элоизе лично и в её присутствии. Сотрудники же несколько раз приходили вдвоем-втроем, и если в отсутствие Элоизы, то, по словам брата Франциска - чтобы либо отдать, либо забрать какие-то документы, и располагались вокруг стола так, что камеры видели только спины. А за спинами можно было манипулировать с креслом сколько угодно. В двух случаях из трех в кабинете разом находились и Джулиана Уильямс, и Филиппо Верчеза. То есть, нужно было выяснять подробности дальше.

За небольшое время до окончания рабочего дня Элоиза позвонила в кабинет к сотрудникам и пригласила Джулиану Уильямс зайти к ней.

Та явилась, с опущенными глазками и серьезным выражением лица. Приняла приглашение на чашку кофе, села в кресло. Вид у неё при этом был такой, как будто не то на казнь пришла, не то украсть что-то собирается.

- Скажите, госпожа Уильямс, вы здесь работаете уже почти месяц. Ваш испытательный срок подходит к концу, через неделю мы будем решать, оставлять вас или же нет. Расскажите, пожалуйста, о вашей работе в течение месяца - как она видится именно вам. Я, безусловно, знаю, чем именно вы занимаетесь, что делали и с чем не справились, но мне сейчас важно понять, как это видите вы.

Джулиана растерялась - видимо, она ожидала чего угодно, только не этого.

- Ну да, я работаю… - растерянно произнесла она. - Наверное, справляюсь. Вроде бы я все делаю, что вы мне поручаете…

- Продолжайте, пожалуйста. Научились ли вы чему-нибудь за это время? Нравится ли вам то, что вы делаете? Не жалеете ли вы, что работаете и живете здесь?

- Жить здесь просто отлично! - наконец-то девочка нашла почву под ногами. - Очень комфортные условия. Отличная кухня и очень внимательный персонал. Соседки у меня, правда, не очень, но это же не навсегда, правда? Я же когда-нибудь от них переберусь, так? Я уже просила Анну, но она пока не нашла для меня подходящих комнат.

- А чем соседки-то плохи? - удивилась Элоиза.

- Вы же знаете, - Джулиана посмотрела на нее так, как будто та не видит очевидного.

- Боюсь, нет, - Элоиза подтолкнула ее продолжать.

- Они же глупые! Про них говорят, что они попались, как дуры, и их снимали в порнофильмах!

- Скажите, госпожа Уильямс, а вы никогда не думали, что можете попасть в непростую ситуацию?

- Нет, конечно! Я же не такая! - глаза барышни были большими-большими. - Я же сначала думаю, а потом делаю! И не совершаю опрометчивых поступков, - гордо завершила она.

- Это очень разумно с вашей стороны, - усмехнулась Элоиза. - А про работу не расскажете?

- А что тут рассказывать - я же стараюсь! Я всегда стараюсь!

- Отлично, вот вам повод еще немного постараться. Нам нужно будет провести работу по анализу реставрационной деятельности за пять лет. Реставраторы в курсе дела. Я прошу вас связаться с реставрационным отделом, получить от них отчёты, которые они уже готовят, и свести данные вот в эту форму, - Элоиза открыла на экране табилцу. - По итогам я буду принимать решение о вашей дальнейшей работе. Вам понятно?

- Да, - сказала она так, как будто услышала что-то, оскорбительное для себя.

- И все же, если вдруг возникнут вопросы - обращайтесь ко мне, к брату Франциску или к Донато Ренци.

- Нет, я поняла, - отмахнулась она. - Я постараюсь сделать всё наилучшим образом.

Намерения барышни читались легко и просто - она была уверена, что ею все довольны и ни у кого даже и мысли не возникает о том, что кто-то может думать иначе. Даже нелюбимая начальница. Которая пользуется вниманием и уважением и даже любовью других людей совершенно незаслуженно. И она, Джулиана, непременно займется восстановлением справедливости в данном вопросе.

Кроме того, она все время поглядывала на кресло. На спинку Элоиза специально бросила жакет - так, что из-под него не было видно, там булавки или нет. Джулиана уже не в первый раз заворачивала голову и щурилась - свет падал так, что ни отблеска, ничего. А видеть с закрытыми глазами она, конечно же, не умела.

Зазвонил лежащий на столе телефон, Элоиза встала и подошла к столу. Звонил Бруно.

- Элоиза, вы у себя?

- Да, конечно.

- Я зайду сейчас.

Что ему нужно, интересно бы знать? Неужели что-то в её организме все-таки не в порядке?

Джулиана уже не выворачивала шею, она смотрела в чашку.

- Госпожа Уильямс, если вы не хотите больше ничего мне рассказать - ступайте к себе. Сдается мне, вас ждет там неотложная работа.

- Да, госпожа де Шатийон, я, пожалуй, пойду, - тихо сказала она, встала и хотела было уже уходить, но тут дверь отворилась, и зашел Бруно.

За спиной Элоизы каблуки простучали по полу, затем зашумела вода в туалетной комнате.

- Элоиза, вы забыли у меня в кабинете вот этот склад драгоценностей, я решил отдать их вам лично в руки, забирайте. Тем более, что вы просили ни под каким видом не прикасаться к ним.

Он действительно нес на листе бумаги кучку металла, которую и положил на Элоизин стол. Пять колец, серьги и брошь с камеями, несколько шпилек с жемчужинами, ажурный браслет, и тут же кольцо с голубым кристаллом в филигранной оправе и медальон.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться