Джулиана, или Ведьминские козни

25. Утро тяжёлой ночи

* 46 *

Элоиза проснулась по будильнику… и тут же вспомнила вчерашний день. То есть вечер. И лицо Себастьена, когда она орала, как ненормальная. И лица остальных, которые и подумать не могли, что она на такое способна. 

Она уже была готова идти и извиняться, но некая мысль возникла в голове еще ночью и, похоже, что в ней был смысл. А что, если она до сих пор под вредным воздействием? И не видит его? Потому что она после каникул жила на редкость бестолково, за что и поплатилась. Распустила себя и подставилась под неплохой такой удар, распустила сотрудников… Если осуществленная любовь стала тому причиной, так может быть ну её, эту любовь? Может быть, она, Элоиза, не способна одновременно и встречаться с мужчиной, и работать, и заниматься собственным развитием? Много ли женщин успевают? Правда, услужливая память тут же подсунула ей кузину Доменику, но Доменика-то крутая, не все же такие!

Решение оказалось непростым, но иного она не придумала. Сначала - к той самой Доменике, потом на некоторое время отсюда подальше. Успокоиться, прийти в себя. А там будет видно.

Элоиза попросила завтрак в комнату, потом с готовым заявлением отправилась к Софии и согласовала себе неделю отпуска с маленьким хвостиком. Предупредила Шарля, оставила главным в отделе Донато Ренци, взяла самый минимум необходимых вещей, купила билет в Париж на дневной рейс, позвонила Доменике Секунде и отправилась к ней в клинику.

 

* 47 *

Кузина Доменика была бодра, весела и довольна собой и окружающим миром - то есть, как всегда. Но уже вторым взглядом она внимательно оглядела Элоизу, взмахом пальцев заперла дверь и хмуро поинтересовалась:

- Скажи, дорогая, где ты нацепляла на себя столько всякой дряни?

- На работе, - с готовностью ответила Элоиза.

- И чего ты хочешь от меня?

- Помоги разобраться.

- Почему сама всё не сняла?

- Потому, что глупая. Нет, я в теории всё себе представляю, а практически хочу, чтобы ты меня проконтролировала. Прямо сейчас.

- Если так - то ладно, делай. То есть снимай одежду, откладывай её вон туда и делай. А я ассистирую.

Элоиза полностью разделась и распустила волосы, оставив только кольцо и медальон. Сосредоточилась и постепенно, шаг за шагом, вывела из себя концентрат из злости, ревности, вспыльчивости, слабости, подверженности чужому влиянию и агрессии. Процесс занял около часа. Доменика не вмешивалась, она, как и обещала, смотрела со стороны и готовилась подхватить нить действия, если понадобится. Однако, не понадобилось, Элоиза справилась.

Завершила и села прямо на ковер, на котором стояла.

- Все в порядке, так? - спросила у Доменики.

- Да, нормально, вставай. Вставай, говорю, и одевайся, сейчас налью кофе, и ты ответишь мне еще на один вопрос.

Элоиза оделась и привела себя в порядок. Доменика тем временем отперла дверь, проветрила кабинет, мимоходом почистила его от разных неприятных выбросов и попросила принести им кофе.

- Ты хотела знать подробности? - спросила Элоиза, усаживаясь.

- Я хотела знать, почему у тебя такой вид, будто ты ревела полночи, - хмыкнула кузина.

- Я отвечу, но можно два условия?

- Ну, давай, - прищурилась Доменика.

- Ты не станешь обсуждать ситуацию ни с кем из семьи и не попытаешься вытянуть из меня больше, чем я сама скажу, - выдохнула Элоиза.

- Договорились. Семья-то тебе чем не угодила?

- Начнут болтать почем зря.

- Как же без этого? - усмехнулась кузина. - Ладно, рассказывай. Почему же?

- Потому, что бестолочь. По-глупому подставила себя под удар, не защитилась, огребла сама, и еще на ни в чем не повинного человека вызверилась. Красота просто.

- И кто тебе это все устроил?

- Как это сказать? Соперница, - Элоиза это слово произнесла с большим трудом, раньше в её лексиконе такого слова не было.

- Ух ты, - оживилась Доменика. - У тебя бывают соперницы?

- Это она так думает, - пожала плечами Элоиза. - Юная барышня, моя же сотрудница, редкостно бестолковая особа, зато привыкшая, что отказов и обломов в жизни не бывает.

- Отличная барышня, - рассмеялась Доменика. - И что? Вы не поделили одного мужчину?

- Да как тебе сказать… Не делила я никого и ни с кем. Я знаю, что он меня любит. Он меня долго добивался, потом подловил в один момент, когда у меня не было сил возражать и… в общем, я не отказала ему. И не пожалела ни разу. Все мои рефлексы вопят о том, что афишировать наши отношения, какими бы они не были, не нужно ни в коем случае, мы и не афишировали. А перед Рождеством к нам прислали эту мелкотравчатую дрянь, да еще и в мой отдел! Работать не хочет, учиться чему-либо тоже, зато решила, что будет добиваться Себастьена. Я долго делала вид, что ничего не происходит, и что мне вообще нет до этого дела, хотя барышня назойлива и не слишком хорошо воспитана. Вот и дождалась, что мне начали булавки с наговорами в кресло втыкать и травить моим же кофе из моей же чашки!

- Себастьен? Постой, это его ты тогда, давно, еще прошлой весной спасала от зелья Барберини? - глаза Доменики заискрились любопытством.

- Да, - хмуро ответила Элоиза. - Только тогда у нас ничего еще не было. Ну, почти ничего.

- В твоих устах «почти» может означать все, что угодно, - рассмеялась Доменика. - Ну да ладно. Ты-то его любишь?

Элоиза просто молча кивнула.

- Только ты не обсуждай это с роднёй, пожалуйста.

- Всё так серьёзно? - улыбнулась Доменика.

- Я не знаю. Я, в самом деле, не знаю. Я хочу посидеть в тишине и попытаться понять.

- Посиди и попытайся. Вдруг это и в самом деле судьба?

- Да чего сразу судьба, можно подумать, я не влюблялась раньше ни в кого! - вскинулась Элоиза.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться