Джулиана, или Ведьминские козни

27. Возвращение

* 50 *

Элоиза вернулась в палаццо д’Эпиналь около пяти часов вечера в воскресенье. Еще не слишком поздно, можно сначала решить некоторые неотложные проблемы, а потом уже идти и решать… другие, тоже неотложные проблемы.

- Господин Форте, - веско сказала она сидевшему на посту охраны в гараже Гвидо, - я буду вам очень признательна, если известие о моем возвращении не разлетится по дворцу мгновенно. Если вас спросят те, кто имеет право знать всё - пожалуйста, но таковых я лично знаю очень мало. Понятно?

- Да, госпожа де Шатийон, понятно. Монсеньор и его преосвященство, так?

- Так, - кивнула она. - Спасибо за понимание.

И отправилась к себе.

У себя начала с подготовки на завтра - пересмотрела одежду, выбрала то, что показалось подходящим. Потом взяла из сейфа контейнер с памятными булавками, заперлась с ним в ванной и открыла его.

Булавки ничуть не изменились - Элоиза вытащила их пинцетом на серебряное блюдечко, разложила определенным образом и сосредоточилась. Провела над блюдечком левой ладонью, а правой положила рядом медальон.

В принципе, ничего особенного. Просто заряжены на то, чтобы запустить уже существующие в организме жертвы процессы и вызвать болезнь, желательно тяжелую. Ей в школьные времена приходилось выполнять задания по выявлению и обезвреживанию подобных предметов. Поэтому глубокий вдох, снять всю грязь и помыть сразу же руки. Кроме того, она уловила немного информации о, так сказать, авторе. Безусловно, это была не Джулиана, а кто-то другой, весьма опытный в подобных делах. То есть в привлечении всяческих пакостей к ближнему своему. Ну, об этом мы еще узнаем, всё расскажут, как миленькие!

А теперь нужно узнать, не вытворили ли эти красавицы что-нибудь ещё. И поговорить уже с монсеньором герцогом.

 

* 51 *

Себастьяно понял, что в кабинет кто-то вошел, только услышав шаги за спиной. Что за черт, он же запер наружную дверь! Карло, что ли, развлекается? Да нет, вот он, в игре, разве что только Лодовико за него мышку держит. Они оба сидят в «сигме», это ему никого видеть не хочется, поэтому на виртуальное общение в игре он готов, а вот сидеть за соседними компьютерами нет никакого желания. Он обернулся и обнаружил, что возле двери стоит Элоиза.

- Вы? Здесь? - он подскочил с единственного оставшегося в кабинете кресла быстрее, чем понял, что вообще делает.

После того, как в четверг вечером играли и пили здесь, кабинете, стулья пришлось отдавать в перетяжку, их пока ещё не вернули.

- Добрый вечер, монсеньор, - она была бледна и серьезна, и выглядела как-то совсем просто, разве что знакомое колечко на пальце блеснуло.

- Добрый вечер, госпожа де Шатийон. Проходите, пожалуйста. Садитесь. Правда, особо некуда, но вы все рано садитесь. Я рад вас видеть, в самом деле, - он не знал, что ей говорить, хотел сказать что-то очень важное, но язык сам болтал какие-то ничего не значащие слова и не мог остановиться.

Элоиза кивнула и зашла. Вдохнула глубоко. Волнуется? С чего бы? Или Лодовико и Варфоломей были правы?

- Монсеньор, выслушайте меня, пожалуйста. Я хочу извиниться за свое неподобающее поведение на прошлой неделе. Простите меня. Я не должна была говорить таких слов, вообще никому, а вам особенно. Я была неправа, абсолютно и полностью. Вы очень значимый для меня человек и близкий друг. Если я могу что-то сделать для вас - скажите об этом, пожалуйста.

Так просто? В самом деле, пришла, и даже готова признаться в собственной неправоте? И не нужно искать её и уговаривать? Улыбка сама собой появилась на его лице.

- Госпожа де Шатийон, я очень рад слышать ваши слова. Конечно же, я принимаю ваши извинения. И вы, наверное, не знаете, что это было?

- Почему же, знаю, - раздумчиво ответила она. - Я очень глупо попала под глупый удар. Но не беспокойтесь, я разберусь с ситуацией, полагаю, что уже завтра.

- Мне? Не беспокоиться? - заявление позабавило его. - Вы разберетесь?

- Именно, - она по-прежнему оставалась собранной и серьезной. - Монсеньор, могу я вас попросить?

- Да о чем угодно, Элоиза, вы же знаете, - он уже не понимал ничего, но раз фея Элоиза все знает, то и ладно.

- Я вас немного осмотрю, - она подошла к нему совсем близко, заглянула в глаза, обошла вокруг, легко коснулась на мгновение левого виска. - Вы в порядке, вам никак не навредили, это очень хорошо, потому что у меня были опасения, и я рада, что они не подтвердились. А прошу вот о чем - вы не могли бы взять этот предмет, надеть и носить пару-тройку дней? - достала из-под рубашки в клетку знакомый медальон, сняла и показала ему. - Вы уже знаете его, и раньше проблем не было, - она как будто запнулась. - Но если вдруг что - он вас защитит.

- Надевайте, - нахмурился он, она кивнула и надела. - Если вы ещё объясните мне, что происходит, - начал было он, но она перебила.

- Объясню непременно, но сегодня не смогу. Сначала я должна убедиться кое в чём и проверить некоторые свои подозрения. Возможно, уже завтра. Скажите, были ли какие-то значимые новости во время моего отсутствия?

- Смотря, что считать значимыми новостями, - пожал он плечами. - Все живы и здоровы, драгоценностей не пропадало, преступлений и странностей не происходило.

- Очень хорошо. Доброй ночи, монсеньор, я, с вашего позволения, пойду.

Как пойдет? Куда пойдет? Вот так сразу? Нет! Вдох, выдох, и спокойно, очень спокойно, улыбнуться и спросить:

-  А далеко пойдете?

Она обернулась уже с порога.

- Ну как - поужинать нужно, и ещё кое-что до завтра сделать, - и опять смотрит на не на него, а куда-то в пространство, что за дурацкая привычка у лучшей из женщин!

- Поужинать можно и здесь, я как раз тоже собирался, может быть, присоединитесь?

- Вы… в самом деле так считаете? Это будет уместно? – неуверенно переспросила она.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться