Джулиана, или Ведьминские козни

28. О Нарнии и о сотрудниках

* 55 *

Элоиза закрыла файл, зажмурилась и потянулась. Неделя отпуска подействовала на неё самым благотворным образом – голова соображала идеально, настроение было отличным, утро прошло, как песня. Она была искренне рада видеть брата Франциска и своих сотрудников, по крайней мере, половину из них. Сначала она по-быстрому обсудила с Донато Ренци и братом Франциском работу отдела на прошедшей неделе и текущее-важное, потом сходила на совещание к кардиналу, где тоже была рада видеть всю местную верхушку, и с удивлением обнаружила, что все они ничуть не меньше рады видеть её. После совещания она зашла в кабинет к своим сотрудникам и назначила каждому из тех, с кем еще не поговорила, время для беседы об их непосредственных задачах. Посмотрела на каждого внимательно, прочла спокойную готовность у Иво ди Мори, браваду у Филиппо Верчезы и панику у Джулианы Уильямс. Вернулась к себе, написала пару писем и отправилась в службу безопасности за информацией, кофе… и за парой теплых взглядов тоже, да.

- Здравствуйте, донна Эла! – Октавио Гамбино пулей вылетел из-за компьютера, стоило ей только заглянуть в приемную Марни, и распахнул ей дверь в кабинет. – Монсеньор, пришла госпожа де Шатийон.

Себастьен оказался у порога.

- Проходите, - пригласил её внутрь и запер дверь.

- Стоит ли запирать дверь, монсеньор?

- Чтобы Октавио не сомневался, что мы именно работаем? – рассмеялся он. – Уверяю вас, он вот прямо сейчас приложит ухо к замку и будет слушать. А если мы не запремся, так будет слушать, не вставая с места, ещё и в щёлочку подсмотрит.

- И вы это терпите? – удивилась она.

- Я имею это в виду. Садитесь, будем смотреть всякое и разное. Кофе, сливки, пирожные? Я не знал, каких вам сейчас захочется, и попросил всех, какие есть.

- Спасибо, - она села и улыбнулась ему.

- Элоиза, расскажите, а к чему сегодня такой торжественный вид? Нет, не подумайте, я не против, мне просто любопытно. Обычно вы в рабочее время выглядите очень строго.

- О, к тому много поводов. Но главный, наверное, вот в чем. Я же – как это говорится? – существо в броне и в башне? – так сегодня это определенно броня.

- А эти ваши украшения в волосах… памятные мне по одной нашей с вами странной встрече. Вы ведь вчера сказали, что надеваете их только на какое-нибудь торжество? Или в оперу?

- А вы вчера натолкнули меня на одну интересную мысль, я решила её сегодня осуществить.

- Расскажете?

- Непременно, но – когда уже будет известен результат.

- Элоиза, мне немного тревожно. Вы явно стоите на поле боя, разыгрываете какую-то комбинацию и молчите. А вдруг вас нужно будет подстраховать?

- Не нужно. Я справлюсь. Возможно, какой-то результат будет уже к вечеру. А сейчас я вся внимание – рассказывайте, что узнали ваши сотрудники о моей барышне.

Сотрудники работали очень тщательно и справки содержали исчерпывающую информацию. Когда встала утром, где и чем завтракала, во сколько пришла в офис и так далее. Во сколько покинула рабочий кабинет (да-да, Донато Ренци сказал, что все время отпрашивалась пораньше) и куда направилась после. А дальше было два варианта – либо на свидание, либо… вот, вот оно! Что-то такое Элоиза и предполагала. Трижды Джулиана в компании Паолы Перини ездила на окраину и там посещала некую Джузеппину делла Рива, проживающую в собственном доме, и по сведениям, полученным от соседей, знающуюся с нечистым и занимающуюся колдовством. Дважды это случилось в первую неделю после каникул, и один раз - в тот день, когда Элоиза всё бросила и сбежала в Париж.

- Скажите, вы это искали? – Себастьен заметил, что она перестала листать документ.

- Да, я подозревала что-то подобное. Скажите, а можно побеседовать с этой дамой на предмет получения информации о моей выдающейся сотруднице? Узнать, каким образом к ней обычно попадают на приём, и я либо сходила бы сама вечерком, либо кто-нибудь ещё, я бы дала защиту на всякий случай?

У него загорелись глаза.

- Поехали вечером!

- Не сегодня, завтра. И нужно будет побеседовать с госпожой Перини. Это правда, что она не слишком ценная сотрудница? Бернар Дюран не обидится на нас? Её же придется уволить, я полагаю.

- Думаю, не обидится. Он пару раз высказывался, что бывал ею недоволен, и держит её до первой проблемы.

- Тогда решено. Я предлагаю побеседовать с ней завтра в конце рабочего дня, а потом изолировать её на некоторое время.

- Почему завтра?

- Потому, что сегодня я хочу дать Джулиане Уильямс свободу действий. В последний раз. И если она воспользуется шансом так, как я думаю, то завтра вечером вы будете связываться с её отцом и приглашать его забрать обратно своё сокровище.

- Тогда нужно следить за ней особенно тщательно?

- Если она соберется ещё раз посетить означенную госпожу делла Рива, хорошо бы получить доказательства того, что она там была и общалась с хозяйкой. Фото, видео… Это возможно?

- Да.

- Тогда пришлите ко мне после обеда тех, кто этим займется.

- Вы дадите инструкции?

- И защиту тоже, это может быть нужно. Что обозначает этот ваш взгляд?

- Восхищение, ничего больше. Я очень не люблю быть в ситуации, когда от меня не только ничего не зависит, но я еще и не в курсе происходящего, но, кажется, я готов вам довериться сегодня.

- Спасибо, - она даже слегка растерялась. – Я вечером все расскажу, правда. А вдруг я снова что-то проспала, прошляпила или не заметила? И все на самом деле не так? Вечером же будет понятно. Но мне приятно, правда.

- Я рад. Скажите, у вас ещё много дел до обеда?

- Честно говоря, нет. Я не знала, сколько времени займет выяснение интересных мне обстоятельств. Все дальнейшие планы – уже на потом.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться