Джулиана, или Ведьминские козни

Размер шрифта: - +

33. Неприятное неизбежное

* 68 *

Разговор с Паолой Перини получился какой-то очень уж быстрый – она совершенно не отпиралась, сразу же призналась, что да, по просьбе Джулианы познакомила её с ведьмой, а что там было дальше – знать не знает. Да, вроде бы Джулиане была нужна какая-то помощь в каких-то любовных делах, но зачем ей, Паоле,  подробности? Далее Элоиза методично и бесстрастно расспрашивала – а откуда Джулиана узнала, что к ней вообще можно обращаться с подобными вопросами? Ах, кто-то подсказал? А кто в доме владеет такой информацией и наравне с вами представляет потенциальную опасность для окружающих? Вы не можете ответить потому, что с самого начала говорили нам неправду? Почему я так думаю? Да потому, что госпожа делла Рива нам прямо сказала, что делилась с вами доходом от тех клиентов, которых приводили к ней вы…

Этот довод оказался, судя по всему, последней каплей. Элоиза уже было подумала, что барышня начнет рыдать, но барышня стала грязно ругать ведьму, что та ее так позорно сдала, а ведь она, Паола, привела к ней столько юных дурочек! И далее все присутствовавшие услышали гладенький рассказ о том, что это именно Паола увидела, как Джулиана сохнет по монсеньору, и предложила ей быстро и за небольшую денежку решить эту проблему. Джулиана, недолго думая, согласилась – да она бы хоть от кого помощь приняла и любые деньги заплатила, если бы ей пообещали вожделенного мужчину!  И она, Паола, даже вместе с Джулианой ездила к ведьме – чтобы та точно с крючка не сорвалась. Да, она вчера помогала Джулиане сделать на монсеньора приворот по фото – чего не помочь человеку, на котором столько денег уже заработано! А на вопрос потрясенного Бернара Дюрана, которому было очень интересно, что за дело у службы безопасности и Элоизы к его не самой лучшей, но все-таки сотруднице – неужели она не понимала, что приносит вред? – та пожала плечами и ответила, что её это никаким образом не касается. И спросила нагло – что ей за это сделают? Она же никого не убивала и вообще ничего невозможно доказать.

- Как это – что сделают? – пожал плечами Марни. – Уволят по представлению службы безопасности, да и всё. И никто ничего доказывать не будет.

- И никаких рекомендаций я не дам, не надейся, - Дюран вытер вспотевший лоб платочком. – Можешь хоть завтра отправляться на все четыре стороны! Надо же додуматься – поставлять клиентов ведьме!

- Как – завтра? – такого поворота барышня не ожидала.

- Как слышала, - пробурчал Дюран. – Все, уведите её куда-нибудь, глаза бы мои на нее не глядели!

Марни вызвал дежурных и наказал им запереть барышню в её комнате, при этом отобрать телефон и другие возможные средства связи и отключить от интернета. Барышня вопила про самоуправство и произвол, но её никто не слушал, и вопли вскоре затихли вдали.

- Себастьен, у тебя, я надеюсь, есть что-нибудь выпить? – жалобно произнес Дюран.

Разговор происходил в кабинете Марни, и все – Элоиза, Лодовико, Гаэтано, Бернар - сидели вокруг синего стола, абсолютно пустого.

- Найдем, не беспокойся, - улыбнулся Марни, встал и извлек из шкафа – другого, не того, который вел в местную Нарнию – бутылку и бокалы. – Кто еще?

Но остальные покачали головами.

- Еще же не конец, - грустно заметил Лодовико. – Я бы сказал – только начало.

- Тогда кофе, - он выглянул в приемную и попросил Октавио распорядиться.

Бернар глотнул коньяка, зажмурился.

- Элоиза, скажите – как вы до всего этого докопались? Откуда узнали?

- Бернар, если вас будут травить и сживать со свету – вы тоже, возможно, чему-нибудь такому научитесь, - улыбнулась она.

- Но каковы девицы! Нет бы надеть что-нибудь посимпатичнее, поулыбаться, пользу какую принести… придумали тоже – травить и привораживать! – происходящее никак не желало умещаться у Бернара в голове.

- Я рада, что кому-то всё это кажется ненормальным, - усмехнулась Элоиза. – А то поваришься в этом бульоне и сам потихоньку начнешь верить в то, что все так живут!

Тем временем в кабинет доставили кофе, и некоторое время его пили практически молча.

- Элоиза, нам нужно выслушать еще кого-нибудь, кроме Джулианы Уильямс? – спросил её Себастьен.

- Думаю, нет. Мы уже представляем себе картину, и от госпожи Уильямс потребуется только подтверждение. Впрочем, тоже не обязательное. Я думаю, основной момент сейчас состоит в том, что нам всё известно. И ей предстоит узнать именно об этом. Она же искренне полагает, что я её просто не люблю, и в этом всё дело.

- А вы её сложно не любите? – хмыкнул Дюран. – Не отвечайте, это абсолютно риторический вопрос. Я вас понимаю и изумляюсь разве что вашему долготерпению. Барышня в самом деле неприятная. Может быть, она хотя бы работала прилично?

- Бернар, вы не первый, кто задает мне этот вопрос, - улыбнулась Элоиза. – Нет, работала она ровно так же, как и всё остальное делала. И увольняю я её в первую очередь за нежелание работать. Во всяком случае, я ей об этом сообщила именно в такой формулировке, вопросы о ведьмах мы не поднимали.

- Разумно, - согласился Дюран. – Скажите, я вам еще нужен? Представление об увольнении Паолы я подпишу немедленно, мы с Софией согласуем формальности.

- Идем сейчас, я тоже с тобой, - Лодовико отставил чашку и поднялся.

- Гаэтано, пригласишь сюда госпожу Уильямс через… - Марни вопросительно взглянул на Лодовико.

- Я быстро, до Софии и обратно, - ответил тот и они с Дюраном скрылись за дверью.

- Через четверть часа, - закончил Марни.

- Да, шеф, - Гаэтано поднялся и тоже вышел.

- Элоиза, вы знаете, что отец Джулианы звонил Шарлю?

- Нет, - удивилась она. – Шарль мне ничего не говорил.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться