Джулиана, или Ведьминские козни

34. О спокойствии и интуиции, а также о звёздах

* 70 *

Когда Элоиза добралась до «сигмы», было уже часов девять вечера. Сначала она, как и собиралась, зашла в свой отдел и даже успела застать там дочитывающего что-то в сети брата Франциска. Он рассказал, что остальные очень интересовались судьбой Джулианы, ибо Гаэтано увел её с присущей всей службе безопасности мрачной торжественностью – даже не дал времени накрасить губы и не стал слушать её множественные возражения. Пришлось рассказать – вкратце, без подробностей о том, кто был целью действий Джулианы. История о ведьме впечатлила добросердечного и нравственного монаха настолько, что решение Марни изолировать её до приезда отца показалось ему абсолютно верным. Элоиза попросила его по возможности пресекать слухи, потому что барышня уже породила их великое множество, а им всем еще дальше работать после её, как все надеются, скорого отъезда на родину. Брат Франциск согласился, после чего они выключили технику, заперли двери и разошлись до утра.

Далее уже можно было пойти к себе, забраться под душ, переодеться, расчесаться-заплестись и идти дальше. Откровенно говоря, уже ничего не хотелось. А хотелось просто спать. Но ведь ненадолго же? Съесть кусок еды, выпить глоток чего-нибудь и обратно.

Судя по отчасти разгромленному столу, сидели уже некоторое время. Громко играла музыка, за большим монитором опять во что-то играли, а кроме знакомых и очень знакомых лиц из службы безопасности тут же были две девушки из службы управления персоналом – Агата и Кармела. Первая была усажена на почетное место за компьютером и её рукой с мышкой водили все по очереди. Вторая сидела рядом с мрачным Октавио, заглядывала ему в глаза и что-то говорила. Себастьен сидел в кресле у окна, в соседнем кресле сидел Гаэтано, и они о чем-то тихо разговаривали. Перед ними стоял отдельный маленький столик, еды на нем почти не было, а вот бутылка и бокалы – были.

Впрочем, она успела только войти и оглядеться, когда Себастьен  заметил её, встал и с улыбкой подошел.

- Вы как не своя, честное слово, встали на пороге и стоите, - он взял обе её руки в свои и держал, пока она не оттаяла немного и не улыбнулась в ответ. – Пойдемте, - и повел её мимо остальных к тем самым креслам у окна.

Гаэтано тем временем тоже поднялся и убрал на большой стол лишнюю посуду.

- Устраивайтесь, донна Элоиза, - и кивнул ей на свое кресло.

- А вы?

- Работа, - пожал он плечами. – Есть неотложные дела, мы их как раз обсудили и теперь самое время пойти и заняться, - он кивнул им обоим и вышел.

- А где дон Лодовико и дон Карло? – удивилась она.

- А черт их знает, - Себастьен тем временем принес ей еды и приборы. – Карло, как вернулись с гор, каждый вечер пропадает где-то в мастерской у реставраторов. Сомневаюсь, что его решили приобщить к живописи, но что-то он там регулярно делает.

- Мастерская реставраторов становится популярна, - заметила Элоиза. – Кьяра там даже ночует, по её словам.

- Вот-вот, уже просто любопытно – чем им там намазано? А у Лодовико какие-то дела с Варфоломеем. Может быть, потом придут оба, может быть не придут, не знаю. Что будете пить?

- Один глоток коньяка и много воды.

- Почему только один?

- Пока один. Дальше видно будет,  - она тем временем продолжала осматривать помещение. – А что случилось с вашим юным оруженосцем? Он всегда такой веселый и шумный, а сейчас даже на хорошенькую девушку не реагирует?

- Кажется, его не то кто-то бросил, не то отказал, не то он считал, будто что-то есть, а на самом деле не было, и он это понял… в общем, пострадает и перестанет. Молод еще, не всегда может отличить настоящее от выдуманного, пусть учится. Лучше скажите, все ли с вами в порядке? Когда вы уходили из моего кабинета, у меня было ощущение, что не очень.

- Помните, я еще перед Рождеством говорила вам по телефону, что барышню не следует брать на работу? А ведь у меня тогда никаких фактов не было, только интуиция. Но Шарль очень просил, и я не отказала. Сейчас же получается – если бы не взяли, всё было бы проще. Но я же не могу сказать Шарлю, Софии и всем другим заинтересованным – вот, мол, у меня интуиция, она говорит, что этого человека брать не нужно, других данных нет. И как, по-вашему, это будет выглядеть? – криво усмехнулась она.

- Сердечко моё, раз ваша интуиция в итоге оказывается права, то я лично готов ей верить. А для остальных придумайте, ну не знаю, например какое-нибудь заведомо невыполнимое задание, вы же сможете? Не выполнил – извините, вы нам не подходите, до свидания. Другое дело, что предлагать его только тем, против кого ваша интуиция настроена с самого начала, с первого взгляда.

- Может быть, вы и правы, - улыбнулась она. – Я подумаю о таком варианте. Мне же снова предстоит подбирать себе сотрудника, и теперь я буду осмотрительнее и строже.

- У вас еще остался господин Верчеза, - нахмурился Себастьен.

- Говорят, дон Гаэтано устроил у меня в отделе целое представление, когда приглашал Джулиану в ваш кабинет на беседу. Теперь все озадачены.

- Это хорошо, потому что раз уж у вас там сидит ещё один сомнительный субъект, пусть лучше будет озадачен, и работает, ему только на пользу пойдет.

Дверь приотворилась и внутрь заглянула Кьяра. Видимо, она закончила на сегодня работу, да еще и успела зайти к себе и переодеться. В руке у нее была объемная сумка.

Её встретил разносторонний гул, призывающий заходить и располагаться, Октавио так даже подскочил с дивана и попытался усадить её рядом.

- Октавио, отстань, - нахмурилась девушка. - Я не обещала, что буду с тобой всю оставшуюся жизнь, я тебе вообще ничего не обещала, как и ты мне, и нам было неплохо. Не заставляй меня жалеть о том, что я вообще с тобой встречалась, хорошо? – она бросила сумку на пол у двери и внимательно оглядела комнату.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться