Джулиана, или Ведьминские козни

35. О безрассудной юности и зрелом рассудке

* 72 *

Кьяра сидела на диване рядом с доном Лодовико и молчала. Ей казалось, что это неправильно и нужно что-то сказать, но она как будто онемела и не могла сказать ничего. Впрочем, он тоже молчал. И хмуро смотрел на неё, словно впервые видел.

Разговор все же начал он.

- Скажите, вам есть, куда пойти на ночь? Или вы останетесь у себя, рядом с той дурой?

- Всё в порядке, - проговорила она очень тихо. - Мне есть, куда пойти. Нет, я не буду оставаться через стенку от Джулианы. Я заходила домой, переодеться, так она услышала, что кто-то ходит, и тут же начала громко стучать в дверь и кричать. Там даже штукатурка сыплется. Поэтому лучше, если мимо никто ходить не будет, - в конце она даже осмелилась поднять на него глаза.

- Куда пойдете-то? - смотрит внимательно, неужели ему вправду это интересно?

- К Джованнине в мастерскую. Она сама там ночует, и я теперь тоже, - а чего скрывать?

- Кто это - Джованнина? - он еще больше нахмурился.

Она поняла не сразу.

- Да Асгерд же, - рассмеялась и подумала - как это, он - и чего-то не знает? - Её Карло так зовет, её второе имя похоже на это, вот он и придумал.

- А почему она ночует в мастерской? Я думал, она ночует, ну, у Карло?

- Нет, всё не так, - она так обрадовалась, что может что-то ему рассказать, что чуть не подпрыгнула на диване. - Я расскажу вам, но только не говорите, что вы это знаете от меня. Вам мог рассказать отец Варфоломей, или кто-нибудь из реставраторов, или вы вообще сами в камеру могли посмотреть, так ведь? В мастерской ведь есть камеры?

- Есть, но мне и в голову не пришло в них смотреть. Что там творится-то, почему вы все там живёте?

- Я потому, что так получилось, Джулиану заберут - я к себе вернусь, видеть и слышать её не хочу. А у Джованнины вдохновение.

- Что у неё? - он снова нахмурился.

- Вдохновение. Она пишет портрет Карло. Она ему обещала в Рождество с дурной головы, а он поймал её на слове. И теперь он каждый вечер подолгу ей позирует.

- Ничего ж себе! И прямо портрет?

- Да, вот такой! - она обозначила руками размер - чуть меньше кресла.

- Красками? Кистями?

- Да, у неё куча кистей и разные краски, и она ещё их хитро смешивает, и она рисует так, как будто это очень старый портрет, и Карло на нем в виде какого-то древнего божества, представляете?

- Карло? Древнего божества? - он определенно не верил.

- Да. Я, на самом деле, ничего не понимаю ни в древностях, ни в древних божествах, об этом вы лучше спросите отца Варфоломея. Но картина получается очень красивая. Джованнина говорит, что когда закончит, то позовет всех вас и устроит презентацию.

- И похоже получается? Его узнать-то можно?

- Да вообще классно получается, - рассмеялась она. - Она целый день возится там с реставрацией, отец Варфоломей выдал ей картину со святым Себастьяно, её нужно почистить, она совсем тёмная от времени, а когда все остальные расходятся по домам, то она достаёт этот портрет и занимается им. Сидит допоздна, а потом уже бывает что сил нет никуда идти, она там и спит на диване. А я - на соседнем. Вот и вся тайна.

- А с вами, сударыня, вправду нужно дружить - вы многое знаете, оказывается, - заметил он.

- Не так и много, - вздохнула она. - А почему вы… - начала она, но запнулась.

- Продолжайте, что такое?

- Называете меня на «вы»? Я ж не очень важная особа. Не донна Эла и даже не донна Анна.

- Но вы и не моя сотрудница.

- Нет, на вашу сотрудницу я не тяну, - покачала она головой. - Я так, просто. А чужих сотрудников вы называете только на «вы»?

- Не только. Но обязательно взаимно.

- Ой, - и это было всё, что она смогла сказать.

- Знаете, сударыня, не буду врать о том, чего нет, но думать о себе весь день вы смогли меня заставить. Скажите, что вы хотите?

- Я? От вас? - Кьяра даже удивилась, вот ведь непонятливый! - Ничего. Вот мы разговариваем, и уже хорошо.

- Да ладно, неужели вы вчера мне всё это сказали только для того, чтобы поговорить? - он снова нахмурился.

- Нет. Я просто сказала, потому, что не могла уже держать это в себе, - сердце опять заколотилось, как бешеное. - Вы же меня вообще не видели, даже если смотрели прямо и не отворачивались. Поэтому совет улыбаться и быть к вам внимательной не сработал. Вы не замечали, и все.

- Вы еще и советов просили?

- Да, не называя имен.

- И вам советовали улыбаться.

- Ага. А потом - действовать. Вот я и действую. Не уверена, что правильно, но - как получается.

- Вы же действуете зачем-то, не просто так?

- Как умею, - прошептала она. - А похоже, что умею плохо. Получаются только глупости. Девочка из хорошей семьи, которая умеет только хорошо учиться. И больше ничего. А если берется делать - то получается ерунда. Если кино - то порно, если отношения - то поразвлекаться на ночь, а Джулиану я даже сначала подругой считала! Если мои родители узнают, как я жила и живу, после того, как из дома уехала, то они меня попросту убьют, отец точно. Поэтому мне нужно научиться тому, как правильно. Всему научиться - жить самой, деньги зарабатывать, и отношениям тоже нужно научиться.

- И вы думаете, я тот, кто сможет научить вас правильным отношениям? - он даже рассмеялся.

- Нет, не так. Я сама должна научиться, жить-то мне. Моя мама всегда говорит, что чужую голову на свои плечи не приставишь. А вы - прекрасный идеальный объект. От вас можно потерять голову и не искать её некоторое время. Я для вас слишком незначительна, но мою самооценку очень повышает то, что я не побоялась признаться вам в любви. И получила целый разговор, это дорогого стоит, - она говорила тихо, но уверенно.

- Мне кажется, что я все равно чего-то не понимаю, - покачал головой он.



Салма Кальк

Отредактировано: 03.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться