Эдем-2160

Font size: - +

Глава 17

  -- Имя?

  -- Луиджи Роберто Корриди.

   Голова раскалывалась, и чтобы яркий свет не раздражал, вызывая все новые приступы тошноты, Луиджи прикрыл глаза. Тут же сильный удар по губам заставил его посмотреть на яркий светильник. Он сплюнул сгусток крови, и тот тягуче повис на подбородке.

   "Еще одно пятно на штанах", всплыла ленивая мысль.

   Ровно неделю назад на его руках защелкнулись наручники, и с тех пор он так и не видел лица своего мучителя. Или мучителей? Он уже не мог точно сказать, была ли это неделя, две недели или только три дня. Порой ему казалось, что его мучает один и тот же человек, иногда - что они меняются каждый час. Осторожно пошевелив распухшим языком, Луиджи нащупал обломок зуба.

  -- Что вам нужно? - прошептал он.

  -- Подпись, - в голосе послышалась плохо скрываемая ярость.

  -- Я не убивал этих четверых, - с удивлением услышал Луиджи свой голос: оказывается, он еще помнит, чего от него хотят!

   Ответ не замедлил последовать: в глазах Луиджи вспыхнул фейерверк. Судя по всему, его били по лицу мокрым полотенцем.

  -- Я их не убивал, - прошептал он снова и сжался в комок.

   Дальнейшее он помнил с трудом. Его очень долго били и еще дольше волокли обратно в камеру. Прежде чем погрузиться в боль, он услышал слова охранника:

  -- Ты или заговоришь или сдохнешь здесь. Но не раньше чем через тысячу лет...

  -- ...Ну, как, итальяшка, пожиратель макаронов? Не готов еще признаться?

   Снова яркий, режущий свет. Его грубо сдергивают с койки. Опять будут бить. Или нет? Тело уже не воспринимает боли...

  -- ...Ну что? Еще не поумнел?

  -- Вряд ли. Ему, похоже, нравится плескаться в помоях. Эй, макаронник, как тебе водичка?

   Луиджи опять не успел набрать воздуха и его голова с бульканьем исчезла под водой...

  -- ...Снимите с него кандалы и отправьте немедленно в лазарет.

  -- Слушаюсь, господин генеральный следователь. Что прикажете делать с охранниками?

  -- На дознание к О'Брайену. Обоих.

   Медленно открыть глаза. Что бы резкий свет не ударил. Так, уже лучше. Что это там блестит? Черное и блестит. Глянцевое такое. Ботинок. Можно снова закрыть глаза...

   Три дня он отсыпался и приходил в себя. Когда к нему вернулись ощущения, первое, что он почувствовал, была страшная боль во всем теле. Еще сутки он не мог двигаться и ему приносили еду в камеру. Придерживаясь за стенку, он поднимался, чтобы похлебать баланду, потом его вырывало и все начиналось снова. Три раза в день приходил врач. На седьмой день пришел охранник и повел его на допрос.

  -- Итак, вы согласны дать показания?

  -- Да, господин следователь, - сипло отозвался Луиджи: разбитый кадык еще саднил.

   Сейчас итальянец все еще готов был щипать себя до синяков, чтобы увериться, что он вырвался из прошлого кошмара. Как утверждал следователь Сальгари, невзрачный лысоватый мужчина в очках, сидевший напротив, теперь Луиджи попал к нему, а предшественников следователя самих ждал суд, но только в том случае, если он даст показания. И он их конечно же даст!

   Корриди осклабился, отчего густая красная капля выступила на нижней губе.

  -- Что вас развеселило? - безразлично поинтересовался следователь.

   Луиджи поспешил согнать предательскую улыбку с лица.

  -- Конечно же, я дам показания, уважаемый господин следователь. Но только мне хотелось бы...

  -- Получить гарантии? - закончил за него следователь. - Я даю вам слово, что вы будете жить.

  -- Большое спасибо, - Луиджи мысленно представил, как с упоением разбивает в кровь лицо Гато Феррари. Ну, держись, "котяра"! - Записывайте, господин следователь. Вставляйте в диктофон кассету и записывайте: база Гато Феррари расположена на территории Рима, в Ватикане. Самый большой храм с просевшей крышей. Несколько окрестных кварталов отведены под ночевку и склады оружия. Кроме того, в ближайшее время банда планировала нападение на вольный поселок. Если вы дадите мне карту, то я попытаюсь найти это место...

  

   ...Небольшой поселок в холмах, отделявших котловину от карьеров, спал. На далеких терриконах взвыл дикий пес, деревенские собаки забрехали в ответ. Где-то хлопнула дверь, пропуская припозднившегося хозяина. Снова все смолкло.

   Ночную тишину разорвали рев мотоциклов и беспорядочная стрельба. Тьму разрезали яркие лучи фар, и вереница бешено мчащихся мотоциклов понеслась по узким улочкам поселка. Сразу в нескольких местах занялся пожар: пламя с ревом набрасывалось на дощатые бараки, которые вспыхивали как порох. Жители, захваченные врасплох, выскакивали на улицу полуодетые, бледными тенями мелькая в лучах света. Кое-кто из мужчин пытался отстреливаться, но большинство из них полегло в первые же минуты налета.

   Когда в поселке стало светло как днем от фар и костров, Гато Феррари въехал на тяжелом "харли-дэвидсоне" на центральную площадь и громко крикнул, перекрывая гвалт:

  -- Леон! Бери ребят и на склад. Кортес - на тебе дозор. Остальным даю пол часа на деревню. Берите все, но главное побольше женщин. И не каких-нибудь заморышей, а здоровых горняцких баб помясистей.

   Он заржал и вся банда, подхватив смех вожака, растворилась в ночи.

   До самого утра огонь пожирал деревеньку. Взошедшее солнце осветило пепелище с обломками стен и трупами поселенцев. Банда отправилась домой.

   Гато Феррари тщательно заметал следы, однако тем, кто собирался найти его это помехой не было. Они точно знали, где логово "котов".



Григорий Панасенко

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain