Эдем-2160

Font size: - +

Глава 20

   Кавказские Минеральные Воды показались Николаю шумными, грязными, и сейчас он отдыхал, изредка гуляя по тихим окраинам родного города. После поездки в Россию прошло всего пол месяца, но он успел сделать огромную работу: генерал Сушко стал его доверенным лицом в армии. Николай оказался прав - многие офицеры, не колеблясь, приняли его сторону. Его прогноз был точен.

   Кроме этого ему удалось убедить профессуру отправиться по стране с выездными лекциями. За внешней безобидной акцией можно было спрятать неплохой способ сбора и анализа информации. Важна была не тематика, а наблюдение и тестирование по составленным опытными политологами заданиям. На днях должны были прибыть связные из России, а с одним из агентов Николай уже виделся. Николай втайне надеялся, что им будет Данилов: все таки легче, когда знакомый человек. Но прислали другого.

   Больше всего пугало то, что никто, казалось, не замечал его бурной деятельности. Спецслужбы хранили молчание. Однако Николай не делал ошибок и старался не афишировать свое лидерство. И все же в контрразведке работали не дилетанты, уж что-что, а это Николай знал точно.

   Сейчас он шел на прием к главе своей партии в надежде получить поддержку в его лице. Господин Зинченко был сегодня в приподнятом настроении, но Николай не питал иллюзий - разговор предстоял скользкий и опасный. Недалеко и до тюрьмы.

  -- Проходите, присаживайтесь. Рад вас видеть. Как поживаете? - Юрий Алексеевич был само благодушие.

   На столике уже дымились чашки с кофе и стояла небольшая ваза с пирожными. Николай аккуратно опустился в кресло.

  -- Что вас привело ко мне? Надеюсь, ничего экстраординарного? Хотя какие могут быть сейчас приятные поводы для встречи, когда на всех фронтах приходится отступать, - глава партии горестно вздохнул.

   Николай кивнул и подхватил тему:

  -- Да, никакой жизни не стало простому честному политику. Кстати, как вам последний пакет законов? - Николай испытующе вгляделся в лицо начальника.

   Тот осторожно поставил чашку на подстаканник и, не торопясь, ответил:

  -- Положение, действительно, незавидное. Теперь китайцы не только чувствуют себя как дома, они и есть дома. Половина армии за ними, половина парламента. На следующих выборах им вообще грозить большинство, слава Богу, не подавляющее. Президент делает все, лишь бы избежать импичмента. Даже торгует Украиной - оптом и в розницу. Он готов заигрывать с китайцами, чтобы получить фиктивный пост на второй срок. Весьма удобная для Азии фигура. Хотя говорят, - здесь Юрий Алексеевич стыдливо хихикнул и наклонился к Николаю, - что у него круглый счет в Берлине и хорошая дача под Новосибирском. Так что, ему есть куда отступать, чего не скажешь о нас.

  -- Абсолютно с вами согласен. Я тоже резко против этого пакета законов, - тут Николай запнулся, вспомнив свою дрожащую руку, поднятую в поддержку законов, но тут же продолжил. - Думаю, надо лоббировать интересы коренной нации и даже попытаться секвестировать новый пакет, пока его не утвердила Верховная палата Рады.

   Зинченко энергично кивнул и сделал пометку в блокноте.

  -- А знаете ли вы о степени недовольства в народе? - запустил пробный шар Николай.

  -- Недовольства чем? - вкрадчиво переспросил глава партии.

  -- Недовольства законами, да и политикой в целом. Тяжело нынче живется, по улице уже пройти спокойно нельзя, чтобы не попасть в какую-нибудь резню.

  -- Да, наслышан-наслышан. Вы уже поправились? - заботливо поинтересовался Зинченко, украдкой глядя на следы синяка на лице соратника.

  -- Спасибо, Юрий Алексеевич. Я стараюсь обходить темные подворотни, - Николай вздохнул. - Однако, вы знаете - недовольство растет.

   Зинченко возбужденно встал и прошелся по кабинету:

  -- Но что можем сделать для них мы? Да и они нам вряд ли чем помогут. Сила на стороне президента и его администрации.

  -- Не скажите, - перебил его Николай. - Они - люди - ведь не просто масса. Разве я не сказал, что у них есть организации? - добавил он в спину начальнику.

  -- Не сказали, - Зинченко так и не повернулся и стоял, глядя в окно.

  -- Организация это не масса. Нам и не нужна масса. Нам нужны конкретные люди, а они могут помочь нам, если мы их поддержим.

  -- Поддержим в чем? - в голосе мелькнуло что-то неясное.

  -- В их стремлении изменить законодательные ошибки и общественную жизнь, - Николай постарался придать голосу убедительность.

  -- Вы полагаете, я на это соглашусь? - интонацию главы партии все еще трудно было понять.

  -- Если нет, мы можем многое потерять. Наша партия способна сделать неплохой политический капитал. А так, мы окажемся не у дел, как и все.

  -- Но это же подстрекательство к революции! - Зинченко повернулся и в упор посмотрел на Николая.

  -- О чем вы, Юрий Алексеевич? Я резко против революции. Назовем это косметическим ремонтом государства.

   Зинченко надел пиджак и сел на свое место за рабочим столом, изобразив неприступность:

  -- Будем считать, что вы ничего не говорили, а я ничего не слышал. Я не одобряю подобных инициатив и советую вам не увлекаться. А так ведь можно, знаете ли, и не только партбилетом поплатиться.

   "Взгляд кролика. Запуганного удавом", подумал про себя Николай. Глава фракции заметно нервничал.

  -- До свидания, - Николай поднялся со своего места и вышел за дверь.

   Следующим по списку шел лидер другой фракции Рады. Пусть первый разговор с треском провалился, но Зинченко все же человек порядочный и он не позволит себе просто заложить товарища. А вот этот идейный борец - тот еще фрукт. Этот сдаст не задумываясь. Надо бы с ним поосторожнее.



Григорий Панасенко

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain