Эдем-2160

Font size: - +

Глава 21

   Получив последнюю документацию контракта с компанией "Авиакосмическое конструкторское бюро Туполева", Эйнджил купил билет на поезд до Варшавы, где должен был совершить пересадку на аэростат до Новосибирска.

   В России еще продолжалась зима, и он спешил насладиться первыми теплыми днями Брюсселя, где уже распустились и готовились цвести каштаны в парке. Только что нырнув из уличного тепла во влажный полумрак подземки, он чувствовал себя превосходно: новая должность, новые успехи, новые возможности окрыляли его. Оставшись единственным живым из авторов проекта "Звездный мост", он по праву примерил лавровый венок победителя на свою голову.

   Вся слава первооткрывателя принципа межзвездного перелета досталась ему. Теперь предстояло только воспроизвести с небольшими поправками уже проделанное ранее. Конечно, не все - его заслуга, но и у него есть голова на плечах. Его доля в проекте не так уж и мала.

   Нет, посмеивался про себя Эйнджил, он будет куда осторожней. Полная мощность сразу не нужна. Новосибирск слишком красивый город, чтобы сровнять его с землей.

   Радуясь всему, что его окружало, Эйнджил разглядывал людей, даже и не подозревавших, что он несет им будущее. И какое будущее! А люди отрешенно листали деловые журналы и газеты, кто-то смотрел новости или решал мелкие бытовые проблемы по телефону. На сиденье перед ним молодежь тихо млела и обнималась. Человек напротив бесцельно смотрел в окно.

   Это был Саймон.

   Улыбка застыла и медленно сползла с лица Эйнджила.

   - Здравствуй, - сказал Саймон, не оборачиваясь.

   Эйнджил промолчал. Тогда Саймон встал и пересел к нему.

   - Мы уже очень давно не виделись.

   Эйнджил снова не ответил.

   - В чем дело? - Саймон вопросительно посмотрел на Эйнджила. - Неужели нам с тобой не о чем поговорить?

   - Думаю, нет, - резко ответил Эйнджил.

   - Ты знаешь, я рад, что тебя не задело взрывом.

   - Каким? - удивился Эйнджил. - Ах, ты о лаборатории. Знаешь, я тоже рад, - саркастически заметил он.

   - И где ты теперь работаешь?

   Эйнджил помимо воли почувствовал желание похвалиться:

   - Можешь поздравить с повышением. Еду сегодня в Новосибирск, - он похлопал по кожаному портфелю с металлической монограммой на замке.

   - Дали новую лабораторию? Поздравляю!

   В воздухе снова повисло молчание. Эйнджил картинно принялся изучать рекламу на стекле.

   - Ты знаешь - Марта погибла.

   - Как? - бесцветным голосом спросил Эйнджил.

   - Ее застрелили во время евгенического бунта.

   Эйнджил издал неопределенный звук, но так и не обернулся.

   - Ты навестишь ее могилу?

   - Зачем? Между нами все было кончено еще при жизни.

   Эйнджил посмотрел на Саймона, и тот не увидел и тени сожаления на лице собеседника.

   - Значит, мой отец был все-таки прав.

   - О чем это ты? - насторожился Эйнджил.

   - Он сказал, что вы были чужими всегда.

   - Не тебе об этом судить! - Саймону показалось, что Эйнджил его сейчас ударит. - Ты и так за свою жизнь решил слишком много. Не устал ли ты расписываться за других?

   Неожиданно Саймон опять почувствовал себя на ледяном исландском побережье и поёжился от несуществующего, промозглого ветра. Эйнджил заметил это движение.

   - И так, будьте совершенны, как совершенен Отец Ваш Небесный. Евангелие от Матфея, - Поднявшись, Эйнджил стремительно шагнул к открывшимся дверям вагона.

   - Ты меня обвиняешь? - громко спросил Саймон, отчего люди на соседних сиденьях обернулись.

   Эйнджил коротко махнул рукой и влился в толпу на перроне. На том месте, где он сидел, остался лежать "Новый завет" с Сикстинской Мадонной на обложке.

   Эйнджил проснулся. Над ним белел в полутьме потолок. Углы тонули в сумраке утра, которое не торопилось наступить. Долгие два месяца отделяли разговор с Саймоном от сегодняшнего дня, но почему-то именно в этот день - день старта первой межзвездной экспедиции - память вдруг услужливо подкинула ему сцену их последней встречи. Нет, он все сделал правильно и ни о чем не сожалеет. Это его жизнь и он волен решать за себя сам. Он, Эйнджил, даст сегодня истории новое дыхание. И он заслужил право быть счастливым.

   Под боком тихонько шевельнулась Патрисия и Эйнджил поправил на ней сбившееся одеяло. Жена доверчиво прижалась к нему. На часах высветилось шесть утра и они заиграли гимн России.

   Эйнджил осторожно освободился из объятий Патрисии, отчего та немного нахмурилась, но не проснулась, и пошел в ванну. Кафельный пол холодил ноги и он, поджимая пальцы, поплелся искать тапки.

   Через час с небольшим, когда Пат уже готовила завтрак, Эйнджил надел заранее приготовленный и отглаженный костюм и вошел в кухню:

  -- Дорогая, как ты думаешь, я смотрюсь в этом наряде? - немного кокетливо спросил он.

   Патрисия полуобернувшись посмотрела на него и, подыгрывая в тон мужу, ответила:

  -- Пожалуй лучше будет выглядеть только сам император Константин. Ну да ему и положено по штату.

   Эйнджил рассмеялся и подхватил жену. Патрисия, отбиваясь скорее для виду, прошептала ему на ухо:

  -- Если мы с тобой задержимся, то роль благодетеля человечества достанется кому-нибудь еще.

   Эйнджил со вздохом сожаления отпустил ее и пригладил костюм. За окном просигналила машина.



Григорий Панасенко

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain