Эдем-2160

Font size: - +

Глава 24

  -- Вам будет интересно узнать, мсье Верт, что нам удалось найти убийцу вашего трагически погибшего брата. Они вместе бежали из тюрьмы, а затем где-то на пол-пути к Риму подельщик убил вашего брата. Надо сказать, - здесь следователь Сальгари, как бы удивляясь, развел руками, - что мсье Пьеру не так уж и плохо жилось в лагере. Он был на хорошем счету и ему вполне могли сократить срок. Не понимаю, зачем он решился на побег?

  -- Не надо рассказывать мне сказки, сеньор Сальгари. Я прекрасно знаю судьбу тех, кого отпускали раньше срока. Они лишь умирали на свободе, - Франсуа Верт, младший брат покойного инженера-евгениста, старательно раздавил окурок в пепельнице и, не мигая, вперился в лицо следователя по особо важным делам. - Итак, вы сказали, что убийца моего брата найден. Я хотел бы знать, где он.

   Сальгари изучающе вгляделся в собеседника, но тот не отвел взгляда. Следователь вздохнул и медленно произнес:

  -- Сегодня вам предстоит работа. Ваш клиент и есть убийца. Это Луиджи Корриди.

  -- Большое спасибо, господин следователь, - Верт поднялся и вышел за дверь. Сальгари, подняв глаза, успел увидеть только прямую как стена спину ...

  -- Хочешь курить, итальянец? - рослый тюремщик в голубой униформе постучал дубинкой по прутьям камеры.

  -- Пошел к черту! - Луиджи даже не повернулся.

  -- Ну и зря. Тебе всех удовольствий-то в жизни осталось - сигарета да выпивка.

  -- Пошел к черту! - еще раз сказал Луиджи, и охранник ушел, бренча дубинкой по прутьям, как мальчишка по соседскому штакетнику.

   На Луиджи навалилась апатия. Уже полгода его перевозили с места на место, и каждый раз, увидев двери тюремного фургона, итальянец верил, что это в последний раз. И так было до тех пор, пока однажды глумливый охранник не сказал ему, что это конечная станция - Сен-Мартен - самая страшная тюрьма, из которой есть только один выход - через трубу крематория. Вот уже месяц Луиджи ожидал казни. Сначала с яростью, затем со страхом, а теперь с апатией. Сейчас ему было все равно.

  -- Луиджи Корриди? - голос за спиной был незнакомым, но Луиджи не пошевелился. - Вставайте.

   Итальянец повернулся и взглядом встретился с говорившим. Стальные глаза не выражали ничего.

  -- Вставайте, - повторил начальник "расстрельной команды". - Ваше время пришло.

   Луиджи медленно опустил ноги с откидной койки и, нащупав старые тюремные ботинки, обулся. Пол коридора, выстланный бледно-зеленым линолеумом, надвигался как в замедленном кино. Итальянец шел, еле переставляя ноги. На каждом шаге кандалы звенели в такт связке ключей на поясе охранника. Бесконечно далекой целью желтела дверь в "зал ожидания". Кто-то из тюремщиков от нечего делать нацарапал на желтой обивке кривую цифру 101. Луиджи не знал, что она означает.

   Дверь открылась в низкий полутемный зал. Где-то за спиной звучно щелкнул выключатель, и яркий электрический свет залил низкие скамьи, подиум и тяжелое высокое кресло с металлическими подлокотниками.

  -- Садись, - ткнул его в спину тюремщик.

   Начальник "расстрельной команды" отрешенно стоял у электрощита. Двое его подчиненных деловито проверяли инструмент казни.

  -- Вы хотите помолиться или исповедаться? - прямо перед Луиджи замаячила черная сутана.

   В руках священник цепко держал Библию. Итальянец апатично помотал головой. Точно также он отказался и от сигареты, предложенной инспектором по правам человека. Тот сам поспешно закурил и отошел к стене.

   Два тюремных охранника подвели Луиджи к стулу, где "расстрельщики" уже открыли зажимы и готовили капающий рассолом обруч и электроды. Луиджи снова посмотрел в безразличные стальные глаза начальника. Неожиданно лицо его посерело и утратило безразличное выражение: он узнал этого человека.

  -- Верт, - прошептал итальянец.

   Стальные глаза дрогнули и сузились.

  -- Ваше последнее слово, - инспектор снова стоял рядом.

  -- Не тяни, итальянец, - громила-тюремщик ухмыльнулся.

  -- Сделай одолжение, - Луиджи в упор поглядел на говорившего, - не называй меня итальянцем.

   Тюремщик снова ухмыльнулся.

  -- Что ж, приступайте, господин Верт.

   Начальник "расстрельной команды" и он же - брат инженера, убитого Луиджи возле грязной лужи в пыли, смотрел, не отрываясь, в мертвые глаза приговоренного к казни. На его лице не дрогнул ни один мускул.

   Рубильник плавно опустился, замыкая цепь, и пронзая тело десятком тысяч вольт.



Григорий Панасенко

Edited: 09.12.2018

Add to Library


Complain