Эден: забытые боги, запретные сказания

Размер шрифта: - +

1.2.2 Белый город

«Есть в мире Эдена место, где сходятся воедино Северные Земли, Бескрайняя Пустыня и Великие Степи — жемчужина, чей блеск потускнел за пеленой веков. И имя ей — Белый город. 

Основанный почти двести тысяч лет назад бежавшими из Садов вирами, не согласными с правлениями тирана, архонта Тиберия, Белый город во все времена и при любой политике держал нейтралитет. Управляемый Советом, а не единой властью, тысячелетиями Белый город был оплотом торговли. И во времена, когда кругом шли бесчисленные войны, стены его были неприступны для врагов, чьи армии разбивались в прах, и оставались лежать, превращаясь в удобрения на благодатной почве. 

Кто-то скажет, что правители Белого города держали нейтралитет всегда — но это не так. Основанный, как крепость, он очень быстро расширялся, охватывая все большую и большую территорию. Постепенно Совет пришел к выводу, что для того, что бы безбедно существовать, им нужен источник финансов. И тогда стены города дали укрытие искуснейшим мастерам со всех уголков Эдена. Бесчисленные караваны тянулись сюда с трех сторон света, привозя ресурсы, и в эти же три стороны разъезжались, развозя самые лучшие доспехи и оружие. 

Золото текло рекой, но лишь до тех пор, пока шли войны. 

И тогда Совет решил, что война не должна прекращаться. И Белый город стал финансировать сопротивления и восстания разных режимов во всех королевствах Эдена. 

Реки богатства текли во все столицы и, смешиваясь там с реками крови, возвращались в Белый город, увеличиваясь с каждым поколением десятикратно. 

Нищие королевства продолжали бы воевать друг с другом и по сей день, если бы почти сто пятьдесят тысяч лет назад архонт Северий не положил конец этому кровавому пиру. 

Под предлогом получить баснословный займ для ведения войны на все фронта и объединения всех королевств под своей властью, он прибыл в Белый город с дарами. И во время устроенного в его честь пира, он и верные ему солдаты перебили весь Совет. А позже впустили в город войска. 
За одну ночь все жители города были вырезаны, их дома разграблены и все сокровища покинули неприступные стены еще до восхода солнца. 

Много позже руины Белого города нашли и облюбовали перевертыши — магические существа, умеющие принимать любую форму, подходящую им по габаритам. 

Но с тех пор белый цвет его стен у всех народов Эдена ассоциируется только с белыми костями погребенными под брусчаткой древних улиц…» 

— из выписок «Летописи Эдена» монаха Бенедикта. 


Трущобы Белого города 

Пока мы спускались с холма, ночь уже раскинула свои объятия, укутав сумраком всю долину. И, надо сказать, что с опушки леса казалось: Белый город — вот он, рукой подать. На самом деле он был на весьма приличном расстоянии, просто мы находились на столь же приличной высоте. 

По дороге Джарек рассказал мне, что в сам город мы не попадем — он закрыт для простых обывателей. Система городских стен имеет три уровня — первый, самый надежный, охраняет элитный район в центре города, где проживают аристократы и богачи. Там же располагается поместье генерал-губернаторов. 

Вторая стена отделяет городскую знать от тех, кто захотел быть к ней «приближенным», поэтому во втором кольце живут состоятельные граждане. Там же располагаются дорогие лавки и представительства различных торговых и боевых гильдий. 

Третья стена выступает в роли клоаки — она так и называется в народе — это единственное место в городе, куда может попасть кто-нибудь типа меня, не обладающий достаточным богатством и влиянием. Днем врата Белого города открываются и бесчисленные вереницы торговцев и покупателей тянутся в Клоаку, что бы устроить торги. 

Удачное расположение города позволяет ему контролировать торговлю трёх регионов Эдена. 

— А мы, простые смертные, живем здесь, — широким жестом указал мне на какие-то лачуги, напоминающие задворки Африки, — Джей, если будет желание, завтра прогуляемся в Клоаку. 

Я утвердительно хмыкнул себе под нос и осмотрелся. 

Впечатление конечно, создавалось удручающее: кругом, буквально налепленные друг на друга как полипы, стояли хижины. На глаз и в потёмках я предположил, что они собраны из глины и древесины. Вокруг бродили мрачные понурые женщины с корзинами, в которых было разложено то белье, то какие-то овощи, то детские игрушки. Они косились на меня и подгоняли детей поскорее убраться с улицы в дома. Мужчины о чем-то переговаривались, стояли небольшими кучками, человек по пять, на углах кривых кварталов, то и дело бросая на меня угрюмые взгляды. 

Мне даже как-то стало не по себе. 

— О чем печаль, дружище? — Джарек буквально схватил меня за ворот и потащил за собой. — Не обращай на них внимания! 

Он поздоровался с какими-то типами, встретившимися нам по пути. 

— Просто ты новенький, а здесь не любят чужаков! — он подмигнул мне. — Ну ничего, притрешься! 

Я плелся за ним, стараясь не отставать. Делать это было довольно сложно, потому что ноги постоянно скользили в грязи — как только мы свернули с центральной мощеной камнями дороги, начался грязевой каток. И если на дороге горели через каждые метров десять какие-то штуки, похожие на гигантских светлячков, освещая путь, то здесь освещение давали лишь падающие из редких, не зашторенных окон, огни. 

— А ты уверен, что меня здесь не линчуют до утра? — с опаской в голосе спросил я. 

Уж как-то мне все это напоминало Дикий Запад. Очень Дикий Запад. 

— Не боись! — парень остановился, и, положив правую руку себе на грудь, левой хлопнул меня по плечу. — Старина Джарек тебя в обиду не даст! 

И снова ухватив меня за руку чуть ниже локтя, потащил за собой. 

— Ты давай, не отставай только! — внезапно его голос стал холодным. — А то найти твои обглоданные крысоволками останки будет сложновато в этой грязи. 

Мурашки пробежали по моему телу. 

— Ты серьезно?! — я прибавил ходу. 

Джарек рассмеялся. 

— Да не боись, шучу я! — он указал куда-то вперед пальцем. — Почти пришли! 

Меж тем мы подошли к стоящему в тупике тропинки на небольшом взгорке, дому. В принципе, он мало чем отличался от всех остальных лачуг, кроме того, что перед ним горели такие же светлячки-переростки, как и вдоль брусчатой дороги. 

— О, Лиса уже добралась! — взглянув на фонари констатировал Джей. 

Тут я понял, что напрочь забыл о наших двоих спутниках. 

— Ну, будь как дома! — с этими словами Джарек распахнул дверь и… 

— Дядя Джарек, дядя Джарек!!! — куча малышни буквально свалила его с ног и утащила в глубь помещения. 

Я, не горя желанием торчать на улице, вошел следом, притворив за собою дверь, и остановился у порога, переминаясь с ноги на ногу. 

Передо мной было просторное, светлое помещение. Чуть правее меня стоял стол. Обычный, деревянный, с приставленными к нему парой табуреток. Слева от меня горели, сделанные по принципу русской печи дрова. А на ней в большом котле готовилось что-то вкусное — судя по запаху. 

Еще в помещение был шкаф с кухонной утварью и невысокая кушетка, напоминающая больше тахту. 

Джарек, облепленный детьми, смеясь, возился с ними посреди комнаты на огромной шкуре какого-то диковинного для меня зверя. 

— Дядя Джарек! А где вы были?! Дядя Джарек, а что вы нам принесли?! — наперебой кричала малышня. 

Их было семь мелких сорванцов, я бы предположил лет от шести до десяти. Четыре пацана и три девочки. Причем одна деталь мне сразу бросилась в глаза — у одной из девочек были… волчьи ушки! Вы, наверняка, скажете, что я сбрендил. И я тоже так подумал — ну, там, долгая дорога, не ахти какое питание, недосып и все такое — я даже глаза протер! Но нет! Это были самые настоящие уши!!! Звериные! Торчащие по сторонам головы, на месте человеческих, и шевелящиеся! Я, оторопев, смотрел на нее, пытаясь понять, что это — реальность или гаджет какой? 

— Так, детишки, все по порядку! — из ступора меня вывел Джей. — Я не один — видите? 

Парень аккуратно выбрался из-под детской лавины и поднялся на ноги. 

— Это Деррик, — произнес он, показывая на меня. 

Дети, казалось, только сейчас меня заметили. 

— Привет детишки! — сказал я, немного нервно улыбнувшись. 

Первой среагировала девочка с волчьми ушками. 

— Дядя Деррик! — воскликнула она, дернув ушками точь-в-точь как делают кавайные девочки из японских аниме. 

А дальше все дети, как по команде бросились на меня с криками: 

— Дядя Деррик, дядя Деррик!!! А у вас есть что-нибудь для нас?! — и буквально через пару секунд мы с Джареком поменялись местами. 

Теперь я лежал, погребенный под детской лавиной, а он, смеясь, наблюдал за нами, стоя у входа. 

Резкий хлопок в ладоши прервал нашу идиллию. 

— Так дети, а ну-ка марш к себе! — это была Лиса. 

Маленькие сорванцы как по команде, жалобно скуля, унеслись прочь из комнаты. Я поднялся, отряхиваясь с ворсистой шкуры. 

— Ты им понравился, — подмигнул мне Джарек. 

Лиса смотрела на нас как на двух идиотов. 

— Конечно, понравился, — сухо констатировала она. — Вы же два сапога — пара! 

Я попытался было что-то возразить, но она кивнула, приглашая проследовать за ней. 

— Пойдем, мне нужно кое с кем тебя познакомить. 

Я посмотрел на Джея, тот утвердительно кивнул. 

— Давай, она хочет представит тебя тетушке Мире, — сказал он, и засучив рукава, подошел к плите. 

— Черт побери, где носит эту Хельгу?! — проворчал он, оказавшись у плиты. 

— Она ушла с Каспаром, скоро вернутся, — ответила Лиса. 

Джарек открыл крышку и помешал здоровенным половником кипящее в котле варево. 

— Как вернетесь, будем ужинать. 

Я отправился за Лисой. 

Когда мы вошли в следующую комнату, девушка остановила меня и дала несколько наставлений. 

— Тетушка Мира очень стара, — строго сказала она. — И очень мудра. А еще она слепая, так что будь вежлив, учтив и выполняй все, что она попросит! 

Я утвердительно кивал головой, но в этот момент на самом деле меня больше заботил другой вопрос. 

— Это что, волчьи уши были там, у девченки?! — шепотом спросил я. 

Лиса вздохнула. 

— Дети, что ты хочешь, не научились еще контролировать процесс обращения до конца. 

Она улыбнулась и пожала плечами, будто так и надо. 

— А-а-а, — пробормотал я в ответ. — Понятно. 

Хотя на самом деле не понятно было ничего. 

— Идем, — Лиса махнула рукой, приглашая проследовать за ней. 

Мы поднялись по скрипучей лестнице, покосившейся от времени, на второй этаж. Здесь не было света, и только стоящая на комоде в углу свеча одиноко освещала помещение. Но её света было катастрофически мало, и ровно две трети помещения тонули во мраке. 

— Подойди, — раздался скрипучий голос из мрака. 

Он был такой мертвецки холодный, что у меня мурашки пробежали по телу. Я посмотрел на Лису, в поисках поддержки, но она лишь улыбнулась и подтолкнула меня вперед. 

Понимая, что мне ничего не остается делать, как послушаться могильного голоса старушки Крюгер, я шагнул в пустоту.



Реван Вескер

Отредактировано: 27.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться