Эден: забытые боги, запретные сказания

Размер шрифта: - +

1.4.3 Падший рыцарь

Джарек схватил меня за руку и, не дав мне ничего сообразить, фактически втащил меня в комнату. Парень буквально светился.

— Ну, и кого ты на этот раз ко мне привёл? — улыбка не сползла с раскрасневшегося лица здоровяка. — Кому ещё понадобилась помощь старины Билла?

Джей обнял его по-дружески, похлопав по спине. Он был очень возбуждён.

— Это он, — он кивнул в мою сторону, облизнув пересохшие губы, и добавил заговорщицким шёпотом, — адвент! Как и ты!

Лицо здоровяка внезапно стало серьёзным, и он сурово глянул сначала на меня, потом куда-то мне за спину. Я проследил за его взглядом, обернувшись, и понял, что Большая Хильда всё ещё стоит со своей дурацкой улыбкой на лице, строя глазки Биллу.

— Что-нибудь принести, Святоша? — проворковала она, когда их взгляды пересеклись.

Мужчина снова стал образцом радушия.

— Да, моя дорогая, пришли девочек, пусть принесут чего-нибудь выпить…

— И закусить! — добавил Джарек, перебив его. — Мы с утра не успели поесть, Астрид приболела…

— И закусить! — добавил Святоша Билли и, сделав пару громадных шагов, одним резким движением с грохотом захлопнул дверь перед носом Хильды.

— Будет сделано, дорогой! — донёсся из-за двери голос Мамаши.

Я посмотрел на Джея, тот посмотрел на меня; мы стояли как два дебила, переминаясь с ноги на ногу перед огромным, наверное, двухметрового роста мужиком и нервно улыбались; я, потому что не понимал, что за тёрки тут происходят, Джарек… А хер его знает, чего он лыбился, как конь!

Святоша смерил нас взглядом и покачал головой. Потом подошёл к большому столу, стоящему у стены, заваленному горой книг и рукописей, и со всей дури хлопнул кулаком по его поверхности, да так, что я аж от неожиданности отшатнулся.

То ли удар был такой сильный, то ли меня от страха контузило, но в мгновение пропали все звуки, доносившиеся из-за двери. Звенящая тишина повисла в помещении, хотя я не оглох, потому что слышал, как тяжело сопит, дыша полной грудью, Святоша.

Подойдя вплотную к Джареку, он навис над худосочной тушкой парня огромной горой.

— Ты хоть понимаешь, что это не только опасно, но и безответственно. — Он указал на меня рукой. — Приводить в наш город его?!

Джей сделал шаг назад, упёршись в книжный шкаф, и, поняв, что отступать больше некуда, нервно сглотнул слюну, пытаясь промочить просохшее горло.

— Да чего ты?! — Он осторожно убрал в сторону от своего лица сжатый кулак Билла. — Нормальный он парень, ты же сам говорил…

— Мало ли что я тебе говорил?! — заорал на него Святоша, стукнув по шкафу сжатым кулаком, в паре сантиметров от лица Джарека.

И тут я как будто очнулся — мало того, что какой-то хер наезжает на парня, который не дал мне подохнуть в том сраном лесу, так ещё и ко всему прочему он меня, сука, игнорирует!

Эта мысль меня так взбесила, что, несмотря на явное превосходство Святоши, я, осмотревшись по сторонам, заметил стоящую в углу метлу, и сделал первое, что пришло мне в голову — сломал её о широченную спину мужика.

— Эй, здоровяк, вообще-то я здесь! — Моё сердце готово было выпрыгнуть из груди: понимая, что убегать некуда, я инстинктивно приготовился получить удар, сгруппировавшись настолько, насколько это было возможно. — Может, объяснишь, в чём дело?!

Вы когда-нибудь видели рассвирепевшую морду бульдога? Вот, представьте себе, что этот бульдог метра два ростом и шириной как нормальный такой шкаф. И сейчас этот зверь обернулся и смотрел на меня своими горящими красными глазами. Его ноздри, если не выдыхали пар, то точно могли это делать — я почти уверен!

Мы смотрели друг на друга, и, понимая, что терять уже нечего… Знаете, меня распёрла такая ярость! Я смотрел на него, так же сопя, и, вцепившись мёртвой хваткой в обломок, некогда бывший шваброй, не спускал с него глаз, ожидая расправы… Три… Два… Один…

Внезапно Святоша Билли рассмеялся. Это было так неожиданно, что я сделал инстинктивно шаг назад, думая, что это какой-то подвох, и, оступившись о кипу книг, рухнул на пол.

— Нет, этот парень мне нравится! — гоготал в голос здоровяк, держась за живот, стоя рядом с ним, ржал и Джарек. — У него есть яйца!

Не до конца понимая всё ещё, что же здесь происходит, я встал, отбросив обломок палки в сторону. Надо ли говорить, что в тот момент я чувствовал себя полным идиотом.

— Может, вы оба всё-таки объясните, что здесь происходит?

Но вместо ответа Святоша указал на дверь за моей спиной.

— Открой, будь так любезен, — с добродушной улыбкой приходского священника произнёс он, обращаясь ко мне, как ближе всего стоящему к входу.

Я развернулся и повернул ручку двери. На пороге стояли две девушки с огромными подносами — на первом была выпивка, на втором — еда. Одна была пышногрудой брюнеткой, у второй из-под надетого на голову чепца выглядывали светлые локоны. Эти барышни, в отличии от встреченных нами на лестнице, были одеты по всей строгости средневековой моды — в пышные платья простого кроя, с затянутой в корсеты талией. Одна из них балансировала гигантским блюдом, пытаясь удержать его в одной руке, вторую занеся, видимо, для того, чтобы постучать в дверь.

— Здрасьте, — с дурацкой улыбкой на лице в свойственной мне манере поздоровался я.

— Дядя Билли, принесли, как вы и просили, — крикнула одна, та, что была без головного убора.

— Спасибо, Фиалка! — Святоша помахал им рукой.

Я неуклюже переступил через разваленные мною книги и взял поднос из рук светленькой.

— Благодарю. — Кажется, пришёл мой черёд смущаться: она так на меня пялилась, что я невольно отвёл глаза.

— Давай помогу, — раздался сзади голос Джарека.

Я, развернувшись, передал ему поднос, и забрал блюдо у второй девушки.

— А ты понравился моей сестре, — подмигнула мне Фиалка. — Заходи как-нибудь вечерком…

Я раскрыл было рот, чтобы ответить, но Джарек опередил меня:

— Обязательно зайдёт — он здесь надолго! — его хитрая рыжая физиономия возникла рядом со мной. — Спасибо, девчонки!

Толкнув дверь, которая с характерным скрипом захлопнулась у меня перед носом, скрыв из виду девушек, Джей оторвал от вкусно пахнущей тушки, напоминавшей запечённую индейку, ножку и, жуя, пошёл к столу.

Для себя я раздосадовано отметил, что так и не узнал, как зовут сестру Фиалки. А ещё, что она была самой симпатичной девушкой из всех, которых я встречал за последние полтора года после расставания с моей последней пассией. Быть может, конечно, всё дело в экстравагантности её наряда и в месте в целом…

— Так ты, значит, пришелец? — вкрадчивый голос Святоши Билли заставил меня вернуться в комнату из размышлений о возможном свидании. — И как тебя угораздило сюда попасть?

— Я думал, ты нас тут порешишь обоих, а тут такая смена обстановки... — недоверчиво спросил я, подходя к столу, за которым, уже уплетая «индюшку» за обе щёки, — как позже выяснилось, это даже была не птица, но весьма вкусная, — сидел Джарек. — С чего такая перемена настроения?

Святоша Вилли теперь больше походил на какого-нибудь святого, чем пару минут назад, когда он больше напоминал мне рассвирепевшего Халка.

— Видишь ли, — он взял большую глиняную кружку и, налив туда красной жидкости из кувшина, протянул мне. — Вчера в город прибыли мои старые знакомые, которых я не видел тысячу лет.

Я понюхал содержимое кружки — по запаху это явно было вино, причём неплохое. Хоть я и не мог похвастаться знаниями сомелье, но нюх у меня всегда был отменный.

— Старые знакомые? — с набитым ртом пробормотал Джарек. — Эти шишки из Ордена, что ли?

Святоша меж тем налил ещё две кружки — себе и Джею, протянул одну из них парню и встал со стула, на котором сидел сбоку от стола.

— Именно они, — здоровяк вытянул вперёд руку с глиняной посудиной. — И как ты знаешь, я не видел бы их ещё столько же, но о грустном потом — давайте выпьем!

— За знакомство! — я отломал себе вторую ногу, до которой ещё не добрался мой прожорливый рыжий друг.

— О, промочить горло — самое время! — Джей сплюнул на блюдо здоровенный мосол и встал рядом с нами.

— Как ты знаешь, меня зовут Святоша Билли, — начал здоровяк. — Но это прозвище я получил уже здесь, когда отринул старые учения и догматы и попытался найти свой собственный путь сквозь тьму, в которую нас привёл Король.

Он посмотрел на меня сверху вниз, что было вполне естественно, при его то росте.

— Ты не представился, юноша, — с толикой упрёка произнёс Святоша. — Хотя был готов порвать меня на куски за друга — это похвально!

Я почувствовал, что в который раз за сегодняшний день кровь приливает к моему лицу — это действительно было неловко. С другой стороны, у нас попросту не было времени для обмена любезностями и представлениями.

— Простите… прости, за то, что огрел тебя, и за то, что сломал твою метлу… Я Деррик! — с запинкой выпалил я, практически на одном дыхании.

Билли рассмеялся.

— Да всё нормально, ты всё сделал правильно. — Но внезапно его выражение лица стало как никогда серьёзным. — Наоборот — поступи ты по-другому, я, быть может, и зашиб бы тебя ненароком…

— Да это он так шутит, — подбодрил меня Джарек.

— Рад, что поступил так, а не иначе, — улыбнулся я в ответ. — Ты тоже оказался нормальным парнем.

Святоша Билли улыбнулся во весь рот.

— Ну, довольно мусолить тему, — он крепко сжал кружку, — сейчас эту комнату охраняет заклятие тишины, и потому мы можем разговаривать на любые темы, не боясь быть услышанными.

Он снова стал серьёзен и посмотрел мне прямо в глаза.

— Я — Бедивер Бедридант, Рыцарь Круглого Стола, ныне — отшельник и весельчак, больше известный, как Святоша Билли.

Мы сомкнули кружки с глухим стуком. Я залпом осушил половину. Вино было, скажу я вам, отменного качества!

— Рыцарь Круглого Стола, значит? — Я с ухмылкой посмотрел на здоровяка, попутно вспоминая все свои знания по этой «организации». — Допустим.

— Он правду говорит, парень, послушай его! — Джарек вступился за Святошу.

Естественно, мне не верилось.

— Хорошо, — перебрав по памяти всех рыцарей, которые когда-то были моими героями вместо человека-паука, я, наконец, добрался и до Бедриданта. — Бедивер был одноруким, а ты с полным комплектом конечностей!

Чувствуя свою победу, я замер в ожидании признания Билли, что всё это — розыгрыш, призванный одурачить меня.

Но вместо того, чтобы что-то говорить, здоровяк закатал рукав широкого халата, в который он был облачён, и протянул мне руку.

— Дотронься.

Не зная, где кроется подвох, но уже готовый, по сути, ко всему, я протянул руку и коснулся его ладони.

— Что ты чувствуешь? — внимательно наблюдая за мной, спросил Билли.

Джарек с интересом смотрел за происходящим, поедая мясо.

— Знаешь, я… — хотел было сказать, что это всё галимый развод, и что я уже не ребёнок — но внезапно понял, что ничего не чувствую.

Его рука была холодна, я бы сказал больше — она была абсолютно мёртвой. Пытаясь удостовериться в своём подозрении, я схватил её крепко ладонью и попытался нащупать пульс. Пульса не было. Создалось впечатление, что я держу в руке кусок замороженного филе.

— Ну? — Билли пошевелил рукой, она была гибкой и слушалась его, как живая.

Я, пытаясь всё ещё раскусить его, попытался нащупать хоть какие-то признаки жизни выше, у локтя. Но и это было бесполезно.

Понимая, что, в принципе, в этом мире возможно всё, что угодно, я схватился за его вторую руку — но она была обычной рукой живого человека, с мощной пульсацией и тёплой кожей.

— Как ты это делаешь? — наконец, спросил я.

Святоша Билли улыбнулся.

— Что бы ты понял, я должен рассказать тебе одну историю…

Он поправил рукав, походкой уставшего человека прошёл в угол комнаты, захватив один из графинов с выпивкой, и водрузил своё огромное тело на широкий стул с подушками и высокой резной спинкой, больше напоминающий трон.

— Ты готов будешь услышать историю о верности и предательстве, историю о том, как ближайший друг и соратник Короля Артура стал изгоем, живущим на отшибе цивилизации, как я потерял всё, что имел: славу, силу, молодость, принеся их на алтарь жертвы чужой алчности и жажды власти?

— Он даже мне этого никогда не рассказывал, — из-за спины раздался голос Джарека.

Я плеснул себе в кружку ещё вина и, удобно расположившись на стуле, поближе к почти доеденной «индейке», уверенно сказал:

— Готов!

Святоша Билли улыбнулся, но улыбка эта была горькой.

— Тогда слушай, малец, как я стал Падшим Рыцарем…



Реван Вескер

Отредактировано: 27.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться