Единственная для визиря

Размер шрифта: - +

Глава 12 (прода 04.07)

- Почитай мне, - попросил он тихо вместо приветствия. Голос чуть-чуть хрипел, совсем немного.  И Амлон подчинилась, как зачарованная, послушно открыв книгу, не спрашивая ничего, начала читать. Она сама не понимала, почему слушает его. Наверное, всему виной жалость. Ведь когда он приказывал, она ненавидела его и не хотела подчиняться, а сейчас просто не могла поступить иначе. А вдруг он всего лишь изучает её, а она, как глупая… Недоверие снова шевельнулось в душе, когда визирь вдруг резко оборвал её: – Хватит! - В его оклике ей послышалась горечь. – А если я не прикажу тебе читать, придёшь ли ты сама, по доброй воле?

Он устремил на неё внимательный испытующий взгляд, ожидая ответа.

- Не знаю, - Амлон ответила тихо, но глаз не опустила. Ей нечего стыдиться. Она не лжёт.

- Спасибо и на том, - после долгого молчания ответил визирь. – Приходи только если захочешь. Я не буду больше тебе приказывать. – И он откинулся на подушки и прикрыл глаза.

Вот сейчас она, наверное, что-то должна сказать, спросить о чём-то, но все мысли разом словно исчезли. Был только господин визирь усталый и больной и она, больше никого. И Амлон забыла на несколько секунд, что она находится в Ирхане, что она почти рабыня и прав у неё не больше, чем у пленницы. В этой комнате были только они, двое, и  тот, другой, нуждался в её помощи.

- Если хочешь, я останусь и почитаю, - она незаметно для себя перешла на тарсийский, обратившись к визирю как к другу, а не как к господину, и сама не заметила этого.

Он открыл глаза и долго смотрел на неё. Амлон показалось, что он словно боролся с собой. Внутренняя борьба длилась недолго.

- Мне не нужна твоя жалость, - голос звучал сухо и надтреснуто, словно говоривший был глубоким стариком.

«А что тебе тогда нужно?» - Готово было сорваться у неё с языка, но Амлон сдержалась. Она гордо выпрямилась, встала и направилась к двери. На глаза почему-то навернулись предательские слёзы.

- Приходи завтра вечером, - услышала она у порога, но, не обернувшись, вышла, закрыв за собой дверь. И разрыдалась в комнате, сама не зная, почему, стараясь не всхлипывать, чтобы визирь не услышал случайно.

А вечером она вышла в сад, в надежде отвлечься. В саду её ожидал Тавл. Она приветливо поздоровалась с ним и была непривычно весела, стараясь забыть хоть на секунду взгляд господина визиря такой умоляющий и его жёсткие, хлёсткие слова. Она не жалела его, нет, не только жалела, но назвать, даже в мыслях по-другому то, что испытывала к нему не хотела сама и боялась. И она почти забылась, почти.

Когда уже стемнело, прощаясь, сама не зная зачем, она рассказала Тавлу о словах визиря и о том, что тот обещал отправить её обратно.

- Зачем ему это? Разве этим ирханским свиньям можно доверять? – Брезгливо скривился Тавл. – Но я тебе скажу, что нашёл друзей. Нас захватили вместе, потом разлучили, но я наконец узнал, где они, и связался с ними. Недолго уже править твоему визирю и другим хозяевам. Мы убьём их и отправимся в Тарс сами, не как пленники или беглецы, но с гордо поднятой головой, как свободные люди.

Амлон с трудом сдержалась, чтобы не отшатнуться от Тавла после таких слов. Она представила, что визиря убьют, увидела как воочию кровь на его белоснежной рубашке, представила что его не станет и… Нет, ей надо побыть одной.

Она торопливо попрощалась с Тавлом и бросилась в библиотеку. С недавних пор только там она могла побыть одна. Но и в библиотеке она не нашла желанного покоя. Насколько же проще было ненавидеть и знать за что и верить в свою ненависть и чувствовать себя правой. Так было проще для неё. А то, что сейчас с ней творится… Она даже боялась думать об этом. Так и не найдя покоя, расстроенная, Амлон вернулась в свою комнату.

Следующий день прошёл без происшествий, а вечером после ужина она разволновалась настолько, что едва могла держать себя в руках. Вот сейчас она поговорит с ним, почитает. Зачем скрывать? Она ждала весь день этой встречи. Даже взяла из библиотеки книги по истории Тарса. Может быть, визирю будет интересно. Хотя, какое ей дело до его интересов? Но ей упорно хотелось поговорить с ним, почитать и, (может ли такое быть?) даже порадовать.

Она постучала и, не услышав ответа, вошла. Визирь стоял у окна, полностью одетый. Он повернулся к ней, услышав звук шагов.

- Ты пришла, - голос звучал ровно. На лице никаких следов вчерашней болезни. Он снова стал тем господином визирем, которого она привыкла видеть – жёстким, холодным и собранным. Но Амлон почему-то не боялась. Она видела его другим и знала, что он - другой.

Она прошла и села на табурет у кровати, не спрашивая позволения.

- Будешь читать? – Он едва заметно усмехнулся.

Вместо ответа она открыла книгу и начала чтение, не обращая внимания на господина визиря. Она словно чувствовала, как должна поступить и подчиняясь велению сердца снова выбрала незатейливую детскую сказку. Амлон читала тихо, с выражением и едва закончив, подняла голову, чтобы увидеть, что господин визирь снова снял маску и перед ней был обычный человек. Он сидел на кровати, уронив голову на руки. Ей даже показалось, что он плачет. Но нет. Визирь поднял голову и она не увидела слёз.



Дарья Ратникова

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться