Единственная для визиря

Размер шрифта: - +

Глава 13 (прода 23.08)

Кровь и боль. И крики ирханцев. И зарево от пожаров. Он видел и сейчас, стоило впустить в свою голову воспоминания, видел, как горели дома. Слышал крики сестры. И как отец звал его. Как же его звали?

Он пытался вспомнить своё имя. То самое, которое ускользало, как сон, как мираж, то, которое шейм приказал ему забыть. Но он отказался. И на тренировках, вдыхая жаркий, смешанный с кровью воздух и ночью, в темноте, роняя бессильные слёзы, он шептал его, своё имя, чтобы не забыть, не оборвать последнюю нить, что связывала его с прошлым, с тем кем он был.

Как же его звали? Он упал на кровать и сжал голову руками. Так больно. Так нестерпимо больно. И почувствовал робкое прикосновение. Поднял глаза. На него смотрела Амлон. Молча и тихо. А в глазах плескалась жалость. И что-то ещё, чему он не мог дать названия. И он не мог прогнать её. Не сегодня, не сейчас. Он вдохнул полной грудью запах небесников, который почему то всегда исходил от неё и снова вереницей увидел картины из своего прошлого, словно из сна.

  - Зачем тебе этот щенок? – Прежний визирь шейма, тучный и грозный Аглабек сидел на коленях возле кресла Повелителя, сжимая в руках кубок с ярко красным хмельным напитком.

А он сам забился под кровать, затаив дыхания, надеясь не чихнуть. Слушая, как сердце выстукивает ритм его страха.

- Щенок станет цепным псом. Надо просто правильно направить его ненависть. – И шейм хищно усмехнулся, кинув в рот горсть ягод калиша.

«Щенок перегрызёт тебе горло, когда станет цепным псом, клянусь!» Стоя на коленях, в пыли, он чётко знал, ради чего теперь будет жить.  

Он всё ещё жил, но уже не ради этого. Он слишком устал. Ненависть неблагодарная пища. Питаясь ей, взамен отдаёшь слишком многое.

Он не понял сам, как начал говорить вслух, захлёбываясь, выдавая свою слабость и всего себя с головой. Пусть. Пусть она или отвернётся или убьёт. Он не мог больше ждать и жить. А Амлон молча слушала, не перебивая, гладя его по голове. Как в детстве, совсем в детстве.

Он бежит по луговой траве. Пахнет ромашкой и небесниками. Высоко в небе светит солнце. Так ярко и так счастливо. Ему кажется, что так будет всегда.

- Дарин, беги ко мне, - кричит мама.

Дарин. Он вспомнил. Он больше не будет пить настойку. Хватит. Время прятаться кончилось.



Дарья Ратникова

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться