Единственная, или Семь невест принца Эндрю

Размер шрифта: - +

Главы 1. О вреде чтения

 

Глава 1. О вреде чтения

           

Как известно, любопытные девушки склонны влипать в неприятности. Что, собственно, с Глафирой и случилось. Потом Крайс назовёт это условно добровольным попаданием. Вот ведь формулировочка – и не придерёшься.

Тот день поначалу ничем не отличался от остальных, если не считать одного маленького досадного обстоятельства – шефу срочно понадобилась смета нового проекта, и Глаше пришлось задержаться на работе на пару часов дольше. Кого-то могла привести в уныние необходимость тратить вечер пятницы на такое малоинтересное занятие, но Глафира умела находить положительные моменты во всём. Разглядела их и тут: во-первых, переработка благоприятно скажется на зарплате, а, во-вторых, не придётся возвращаться домой в час пик.

Покинув здание офиса около 9 вечера, Глаша двинулась привычным маршрутом: два квартала пешёчком, потом спустилась в метро. Полупустой поезд весело подкатил на перрон, обещая доставить к месту назначения с комфортом. Эх, если б Глафира знала, чем закончится поездка, то дождалась бы следующего состава. Однако ни даром предвидения, ни каким-нибудь другим особым шестым чувством Глаша не обладала, поэтому беспечно зашла в вагон и заняла свободное сиденье. К слову, в вагоне их было предостаточно, но парень, вошедший следом, предпочёл ехать стоя. Он прошёл в середину салона и остановился ровно напротив Глафиры. Затем достал из кейса книгу и углубился в чтение.

Глаша и сама любила коротать поездки за этим интересным занятием. Но сегодня у неё под рукой не оказалась никакой литературы, поэтому от нечего делать начала разглядывать попутчика.

На вид парню было около 30. Одет немного небрежно, но со вкусом – такая манера бывает свойственна людям с достатком. Приятные черты лица. Пожалуй, даже можно назвать красавчиком. Появись такой клиент у Глаши в офисе, девчонки бы передрались за право вести его проект.

Ко всем перечисленным достоинствам, ещё, возможно, и не глуп. По крайней мере, любит читать – уже хорошо. Глафире вдруг стало интересно, что у парня в руках: боевик, ужастик, детектив, а может бессмертное творение классика, до которого руки не дошли пока в школе учился? Определить жанр оказалось невозможно – обложка книги была обёрнута невзрачной серой бумагой. Это обстоятельство ещё больше разогрело любопытство. Зачем парень скрыл от окружающих название? Читает что– то пикантное? 18+? Или может у него в руках пособие по рукоделию, и он боится, что люди будут посмеиваться над его любовью плести макраме? 

Если напрямую спросить попутчика, во что углубился, можно как минимум нарваться на грубость, но оставить его в покое не давало любопытство. И Глаша начала следить за мимикой парня, пытаясь по ней догадаться о предмете в его руках.

Эмоций на лице было немного, но время от времени оно озарялось улыбкой. То немного лукавой, то такой обезоруживающей, что можно влюбиться. Да что же парень читает? Что может заставить так реагировать? Сборник анекдотов, что ли?

Перед очередной станцией поезд затормозил немного резковато, и попутчик вдруг оторвался от книги и посмотрел на Глафиру. Она этого совершенно не ожидала, и парень успел перехватить её изучающий взгляд. Бесцеремонность пассажирки любителю чтения явно не понравилась. Он отошёл от Глаши и пристроился на одно из свободных сидений. Больше она на парня решила не глазеть, поэтому заметила забытую им книгу, только когда он вышел из вагона.

Как бы поступила нормальная девушка? Ехала бы себе спокойненько дальше. Но Глафира не могла лишить себя удовольствия получить ответ на вопрос, который мучил всю дорогу. Она пересела на то место, которое только что покинул любитель чтения, и взяла книгу в руки.

То, что Глаша посчитала обёрточной бумагой, на самом деле оказалось обложкой. Ни автора, ни названия на ней указано не было. Ничего из перечисленного не нашлось и на первой странице. Вместо этого – текст, написанный довольно мелкими буквами.

Глафира пробежала его глазами:

Вы и только Вы несёте ответственность за всё, что произойдёт с Вами, если начнёте чтение данной книги. Читая данную книгу, вы выражаете свое полное и безоговорочное согласие с условиями данного соглашения…

Бла-бла-бла. Дальше шло ещё много-много меленьких буковок. Заканчивалась первая страница словами:

Если вы не согласны с любым из условий этих документов, не читайте данную книгу.

Такого странного пролога Глафире ещё ни в одном из романов не попадалось, хотя перечитала их множество. Что ж – замечательный ход. Автору удалось заинтриговать. Глаша с интересом перелистнула страницу…

 

 

Что произошло дальше, Глафира вспоминать не любила. Первые несколько минут было ощущение, что по тебе проехался трактор. Руки и ноги ломит, голова раскалывается. Картинка перед глазами скачет, искривляется, закручивается в спираль, затем надувается в виде огромной сферы и, в конце концов, лопается как мыльный пузырь.

Через какое-то время неприятные ощущения начали ослабевать, но зато появилась уверенность, что сходишь с ума. Вагон метро исчез, возникла комната, обставленная в стиле ретро. Непонятно откуда взявшиеся незнакомые люди в нелепых кафтанах принялись убеждать, что Глафира переместилась в параллельный мир. Причём, совершенно добровольно.

– И это вы называете добровольно?! – с отчаяньем спросила Глаша, уверенная что её похитила банда сошедших с ума актёров театра.  

– А надо было внимательно маленькие буковки читать, – ехидно заявил здоровяк в жёлтом берете, местный юрист, как его представили Глафире.

– Или совсем не читать. Кто ж просил чужую вещь трогать? – поддакнул его помощник.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться