Единственная, или Семь невест принца Эндрю

Глава 7. Катание на брудершафт

 

Глава 7. Катание на брудершафт

 

Утро началось суматошно. Зарядка, которую проводил симпатичный инструктор по фитнесу, бугристые мышцы которого не мог скрыть даже неуклюжий камзол, потом завтрак, а потом сборы на тренировку – подготовку к конкурсу. Чтобы помочь в этом нелёгком деле в комнату пожаловали сразу две халитессы. Помощницу Зурим звали Мия-ву-Лиона. Глаше показалось – у неё в глазах двоится. Пёстрые юбки и красный чепец – со спины Мию легко было перепутать с Сийей. Однако характеры халитесс отличались разительно. Мия обращалась с подопечной уважительно, даже подобострастно: крутилась возле неё, помогала выбрать одежду и уложить волосы, постоянно что-то нашёптывала. При этом успевала бросать в сторону Глаши и её халитессы едкие взгляды.

Сийя не жалела желчи в ответ. Но ей приходилось нелегко, нужно было работать на два фронта. Если Зурим покорно следовала всем советам своей халитессы, то Глаша наоборот игнорировала указки своей чопорной и высокомерной помощницы.

Впрочем, наряд, который предназначался для тренировок, Глафире понравился, и она облачилась в него без лишних капризов. Он представлял собой одеяние, чем-то похожее на костюм земной теннисистки, только юбочка подлиннее. А вот вокруг головного убора между Глафирой и Сийей снова развернулись бои.

– Девушке не пристало выходить на люди без чепца. Уясните это, наконец! – произнесла халитесса интонацией, какой когда-то Валентина Ивановна, учительница начальных классов, вдалбливала в голову третьеклашкам правила правописания: «Не с глаголами пишется раздельно. Уясните это, наконец!».    

Про глаголы Глаша уяснила ещё тогда, а вот мириться с нелепым чепцом не хотелось.

– С непокрытой головой станете предметом насмешек конкуренток, – не унималась Сийя, – и вдобавок получите солнечный удар. 

Насчёт конкуренток Глаша переживала мало, а вот аргумент про солнечный удар не был лишён смысла. Она взяла чепец и покрутила его в руках. Решение пришло быстро. Резким движением отпорола пышную оборку, окаймляющую головной убор, и нацепила его так, чтобы завязки оказались сзади, на затылке. Выпустила на свободу волосы, собранные в хвостик и скрепила конструкцию, завязав замысловатый узел. Отражением в зеркале осталась довольна: получилась залихватская бандана. Самое то, чтобы произвести на местных неизгладимое впечатление и заставить принца обходить Глашу десятой дорогой.

Путь к конюшням лежал через изумрудную лужайку. Ну, как к конюшням? Учитывая, что обитателями весёлой ярко-жёлтой одноэтажной постройки были не кони, а зебры, то здание должно было называться как-то по-другому. У Глаши в голове промелькнуло два варианта «зебрушня» и «зебрарий», но в итоге оказалось – «зебрариум».

Маленький сухонький мужчина за сорок в антрацитовом камзоле и такого же цвета узких штанах, встречавший невест принца у входа, так прямо и сказал:

– Приветствую дорогих гостей в нашем зебрариуме!

Обладатель антрацитовых одежд, радушно распахнувший двери, пропуская дам вперёд, по всей видимости, являлся главным конюхом. Вернее, не конюхом, конечно, ведь ухаживал не за лошадьми, а за зебрами. Но как правильно называлась его должность, Глаша даже предположить боялась. «Зебрух»?

– Крампий-ван-Диесто, – представился девушкам специалист по зебрам. – Проведу для вас инструктаж. А потом у вас будет два часа, чтобы подготовиться к конкурсу.

Он попросил девушек выстроиться полукругом в небольшом павильоне и вывел на середину одну из зебр. Глаша с любопытством рассматривала полосатую лошадку. В целом она была очень похожа на земной вариант этого непарнокопытного, за тем исключением, что грива, заплетённая в несколько толстых длинных кос, была цветной. Как оказалось, эти косы не что иное, как орган управления зебрами. Зелёная – «вперёд», жёлтая – «стоп», синяя – «влево», красная – «вправо». Такой себе джойстик – главное цвета не перепутать.

Крампий ловко вскочил на спину зебры, ухватил все четыре косы в левую руку так, чтобы они слегка натянулись, а правой начал последовательно дёргать за них как за струны. Дёрнул зелёную – полосатая лошадка двинулась вперёд, синюю – развернулась влево, красную – вправо и, наконец, жёлтую – зебра остановилась.

Со стороны выглядело довольно просто.

– Видишь, элементарно, – шепнула Глаша в ушко восточной красавицы, которая наблюдала за манипуляциями Крампия с опаской.

Зурим начала нервничать ещё с вечера. Созналась, что панически боится ездовых животных, потому что однажды в детстве свалилась с четырёхгорбого верблюда и сильно поранила ногу.

Крампий сделал несколько кругов по павильону, спросил, всем ли всё ясно, и предложил девушкам выбрать себе по зебре:

– Можете потренироваться на лужайке возле зебрариума.

– В третьем стойле, – напомнила Глафира соседке по комнате, где искать самую покладистую лошадку, а сама направилась к загону под номером 8.

Крампий остановил на полдороге.

– Для конкурсанток подготовлены зебры в стойлах от первого до седьмого.

– Но мне приглянулась вот эта лошадка, – мило улыбнулась Глаша.

– Не советую, – качнул головой Крампий. – Характер норовливый.

– Мне такие нравятся, – заверила Глафира.

Крампий хотел было что-то возразить, но посмотрев сочувственно на бандану, которая красовалась на голове Глаши, смирился.

– В общем-то, она милая. Но иногда на неё что-то находит, – вздохнул он.

Глаша легонько потянула за зелёную косичку, и зебра послушно пошла следом.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться