Единственная, или Семь невест принца Эндрю

Глава 8. Иногда находит

 

Глава 8. Иногда находит

 

Крайс стоял в холле второго этажа возле окна, через которое хорошо просматривалась лужайка, где девушки тренировались кататься на зебрах. Когда брат подошёл к нему, единственной отважившейся оседлать полосатую лошадь была Агнесса. Рыженькая претендентка гордо гарцевала по кругу, тогда как остальные девушки стояли в сторонке и наблюдали.

– Отчаянная малышка, – прицокнул брат. – Хороша! Не находишь?

И добавил с улыбкой:

– Это я про девушку, не про зебру.

– Они обе ничего, – согласился Крайс.

Брат хохотнул. Потом спросил:

– Интересно, кто насмелится следующий?

Следующей оказалась Барба. Не погнушавшись помощи Агнессы, юная блондинка заскочила в седло.

– Хм, не ожидал от милашки такого героизма. Слушай, а она тоже ничего, – брат одобрительно качнул головой.

Вслед за белокурой красоткой решились оседлать зебр и другие. Брат увлечённо следил за ходом тренировки, весело комментируя происходящее. Потом поинтересовался:

– А где ещё две девушки?

– Зурим внутри зебрариума. А седьмая претендентка, Сапфира, пока участие в конкурсах не принимает, ещё не выздоровела.

– Что говорит доктор?

– Доктор считает, что пациентка скоро поправится. Причина болезни – банальна: стресс от перемещения в другой мир.

– Назначил какое-то лечение?

– Ничего. Только постельный режим. От лекарств Сапфира отказалась. Она сама врач. Говорит, что в её случае препараты не нужны.

Внимание брата снова сосредоточилось на лужайке:

– Смотри, Зурим наконец-то вышла наружу. Странная девушка, – не то с осуждением, не то с восхищением выдохнул он. – Самая красивая из всей семёрки и самая загадочная. Что-то мне подсказывает, с ней могут быть проблемы.

Крайс был частично согласен с братом. Зурим обладала природным магнетизмом. Её красоту невозможно было не заметить. Она притягивала взгляд. Будоражила воображение. Но вот насчёт проблем – тут можно поспорить. Восточная красавица казалась кроткой и застенчивой. Какие с ней могут быть проблемы?

– Кто может доставить хлопот, так это, скорее, та, что с земли, – усмехнулся Крайс.

– Которая чепец задом наперёд носит? – рассмеялся брат.

– Угу. И дело не только в чепце.

Крайс, разумеется, заметил, какую зебру выбрала Глафира. Зачем ей понадобилось норовистое животное, оставалось только догадываться. Поэтому он внимательно следил за развитием событий. Брат же, наоборот, вдруг переключил интерес с наездниц на Крайса:

– А что это у тебя из уха торчит? – поинтересовался он и потянулся рукой.

Крайс усмехнулся:

– Земной музыкальный инструмент.

Он вынул один наушник и пристроил в ухо брата. Тот замер:

– Ого!

На лице отразился фонтан эмоций.

– Знаю, впечатляет, – понимающе кивнул Крайс.

Впрочем, вскоре ему стало не до музыки – события на лужайке начали разворачиваться стремительно и совсем не так, как планировалось.

– Чёрт! – с досадой выругался Крайс, – да они же шеи себе переломают!

И помчался к выходу из дворца.

 

 

 

Падение двух девушек с зебр стимулировало у Глаши интенсивную работу мысли. Если то же самое произойдёт с Зурим, то больше восточную красавицу уж точно в седло не затащишь. А падение случится неминуемо, если срочно что-то не предпринять, потому что с каждым кругом брудершафтной езды силы Глафиры иссякали, и управлять одновременно двумя зебрами становилось всё труднее.

К счастью, лошадка, на спине которой сидела Зурим, тряхнула головой и спасительная жёлтая косичка, которая означала команду «стоп», перекинулась на ближнюю к Глафире сторону. Теперь бы только заставить свою восьмёрку придвинуться как можно ближе к троечке.

Глаша натянула нужную косичку и прошептала:

– Давай, зебруля, давай.

Лошадка послушалась. И почему её считают норовливой? Теперь между двумя зебрами расстояние было не больше пары ладоней. Глафира сильно подалась влево и смогла-таки ухватить жёлтую косу. Одновременно попыталась вырвать зелёную из рук Зурим. Ура! Получилось! Зебра восточной красавицы с бега перешла на шаг и плавненько остановилась.

Лошадка же Глаши продолжала резво скакать, и это было странно, потому что как только трюк по остановке зебры Зурим был благополучно выполнен, Глафира дёрнула за жёлтую косу и собственного скакуна.

Глаша повторила движение ещё несколько раз, но зебра команду «стоп» не воспринимала. Похоже, её вообще начали раздражать указания наездницы. Она перестала хоть как-то реагировать на «косичечное» управление и, набрав приличную скорость, устремилась к забору.

В голове всплыли слова Крампия: «в общем-то, она милая. Но иногда на неё что-то находит». Ну, вот оно, это что-то, видимо, и нашло. Как остановить зебру, которая впала в такое особое состояние, Крампий не рассказал, а единственное, что подсказывали инстинкты – прижаться к животному, что Глаша и сделала. Она обхватила лошадку за шею и попыталась стать с ней единым целым.

Весёлый розовый заборчик, высотой около полутора метров, неумолимо приближался. Розовый цвет всегда ассоциировался у Глаши только с хорошим, и это вселяло надежду, что не станет причиной поломанной шеи и на этот раз. Зебра взмыла в воздух и под панический визг девушек-претенденток удивительно легко перескочила через преграду.

Оказавшись за забором, восьмёрка припустила ещё резвее. И Глаше оставалось только судорожно стискивать шею животного, чтобы не свалиться. Наслаждаться видами окрестностей в таком состоянии, понятное дело, было невозможно, хотя Глафира и подозревала, что перед ней открывались пейзажи, неописуемой красоты. Единственное, что успела заметить – бескрайние зелёные луга и деревушку на горизонте.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться