Единственная, или Семь невест принца Эндрю

Глава 10. Имя для дочки

 

Глава 10. Имя для дочки

 

22:00 в распорядке дня для невест значилось временем отбоя. Вчера этот факт вызвал у Глафиры лёгкое недоумение. Обычно дома она засиживалась за ноутом до полуночи и ложилась спать в первом часу. Но сейчас ощущала безумную радость оттого, что в расписании на сегодня больше не намечено никаких мероприятий и можно спокойненько плюхнуться в кровать. Глаша не помнила, когда в последний раз так сильно мечтала принять горизонтальное положение и отдаться во власть Морфея. Денёк выдался богатый на события и сильно вымотал.

Глафира начала задрёмывать буквально через минуту, после того, как её голова коснулась подушки. Но окунуться в безмятежное забытьё не получилось.

– Глаша, Глаш, – раздалось из-за ширмы, которая разделяла две кровати, – ты ещё не спишь?

– Нет.

– Слушай, ты, как думаешь, кто основная претендентка на победу? – Зурим отогнула край ширмы и поглядела на Глашу.

– Ты.

– Нет, ну, серьёзно. Тебе твоя халитесса не говорила, кого больше всего опасаться? Мне моя сказала.

– Ну и кого?

– Агнессу.

– Почему? Ядалина, к примеру, гораздо красивее, а Киприс умнее.

– Не знаю. Наверно, принц любит бойких и спортивных. Тогда у меня нулевые шансы.

– Меньше слушай этих халитесс. Не забыла, у нас с тобой огромное преимущество – целый конкурс, который пройдёт по нашему сценарию. Ты будешь на нём звездой, затмишь всех, и не оставишь принцу выбора.

– А ты уже придумала, что это будет за конкурс?

– Пока нет. Завтра. Сейчас надо спать.

– Хорошо, – послушно согласилась Зурим и вернула ширму в первоначальное состояние.

Глафира слышала, как восточная красавица ещё несколько минут ворочалась в постели, но потом затихла. Глаза опять начали слипаться.

– Глаша, Глаш, – снова раздался робкий шёпот, – ты ещё не уснула?

Уснёшь тут.

– Нет. Но засыпаю.

– Слушай, – край ширмы снова был отогнут. Зурим приподнялась на локте, – а ты уже решила, какой танец будешь готовить для конкурса.

Хороший вопрос. Глафира, конечно, успела перебрать несколько вариантов: цыганочка, летка-енка, хип-хоп, брейк-данс и умирающий лебедь из балета Чайковского. Хотела было остановиться на последнем, но передумала. На самом деле ни один из вариантов не годился. Если Глаша исполнит что-нибудь этакое, она опять выделится на фоне остальных, чего категорически делать нельзя – и так сегодня непроизвольно стала гвоздем программы. А ведь Её Светлость ясно дала понять, что именно этого и ждёт от конкурсанток. Чтобы разочаровать королеву и её отпрыска нужно продемонстрировать что-то серое и скучное. А что может показаться для жителей Дарлита неинтересным и заезженным? Ответ очевиден: ни в коем случае не земной, а, наоборот, какой-нибудь местный распространённый танец, который умеют исполнять все поголовно, и от которого у зрителей челюсть будет сводить от желания зевнуть. Завтра Глафира собиралась наведаться к Крайсу и вытянуть из него нужную информацию в обмен на новую мелодию.

– Есть у меня одна идея, – ответила Глаша восточной красавице. – А ты какой танец будешь готовить?

– Хотелось бы показать танец с окайо. Это очень красиво. Но, наверно, не получится, – вздохнула Зурим. – Для него нужен специальный костюм и сами окайо.

– А что такое окайо?

– Плоды окайогого дерева. Такие полые палочки, внутри которых находятся маленькие твёрдые шарики-семена. Если окайо трясти – они издают красивый мелодичный звук.

Если звук действительно красивый, то танец с окайо – то, что надо. Местным после их лязгающей музыки покажется райским наслаждением.

– Завтра поищем, – пообещала Глафира, – может здесь, в Дарлите, растёт что-то подобное.

– Я не видела.

– Если не найдём, то смастерим из подручного материала, – успокоила Глаша. – А уж костюм – вообще не проблема: у нас с тобой в шкафах столько тряпок висит – любой наряд сварганить можно.

– Спасибо, Глаш, ты добрая, – мягко и искренне, как ребёнок, произнесла Зурим. Потом быстро юркнула за ширму со словами: – Знаю-знаю – пора спать.

И даже ворочаться не стала – лежала тихонечко, как мышка.

Глафира взбила подушку, удобно пристроила на неё голову, сладко зевнула и…

– Глаш, – пискнула из-за ширмы Зурим.

– Ну?

Дадут сегодня Глафире поспать или нет?

– А я знаю, почему нам до сих пор принца не показали.

– И я знаю. Потому что он страшненький, маленький, толстенький и лысенький, и покажи его нам, никто за его руку бороться не станет.

– Нет, принц необыкновенно красив, – мечтательно выдохнула Зурим.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю. Принц – это наш тренер по фитнесу, который утреннюю зарядку проводит.

– Что?! – Глаша отодвинула ширму и ошарашено уставилась на Зурим.

– Ну, мне так показалось, – быстро пошла на попятную та. – Понимаешь, халитесса как-то так иносказательно всё время намекает, чтобы я всегда была в форме, что принц поблизости и наблюдает за нами. Я тогда и подумала: а ведь логично. Конкурсы конкурсами, но ведь принцу интересно на претенденток посмотреть и в непринуждённой обстановке.

– Логично, – согласилась Глафира. Она не сомневалась, что Эндрю уже давно начал наблюдение за конкурсантками. Правда, полагала, что делает это исподтишка. Но Зурим права, зачем ему прятаться, когда он может спокойно разгуливать среди претенденток, взяв себе другое имя. Тогда понятно, почему его пока не показывают.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться