Единственная любовь

Размер шрифта: - +

Глава 2

Мюррей настояла на том, чтобы подвезти девушку до дому. Обратный путь прошел в молчании, что Дени вполне устраивало. Её хотелось разобраться в собственных чувствах, а также понять, нравится ли её будущая свекровь. Хотя искренность Ареаны, её желание познакомиться с избранницей сына, а также помочь с подготовкой к свадьбе, не могли не радовать.

Подходя к дому, Дени заметила торчавшую из двери записку. Её сердце забилось быстрее, и она торопливо развернула листок. И тут же разочарованно выдохнула: это не было весточкой от матери или брата. Бад сообщал, что «завтра практика у целителей начнется в восемь часов. Не опаздывай!» Рядом с закорючкой, изображавшей подпись, Бад пририсовал забавную рожицу.

Против воли улыбнувшись, Дени открыла дверь и вошла. Половицы заскрипели под её шагами, словно приветствуя возвращение хозяйки. Пусть кому-то дом Вэров мог показаться маленьким и тёмным — он был одноэтажным, с окнами, выходящими на северную сторону — но Дениза любила его. И с трудом представляла, как можно жить где-то еще: «Может, предложить Мюррею переехать сюда?»

Ей стало смешно от одной мысли. Нейтон Мюррей скорее перешагнет порог тюрьмы, чем жалкого домишки. И, по традиции, именно жена приходит в дом супругу, а не наоборот. Хотя Терри наверняка прислушался бы к её желаниям.

— мысленно приказала себе Дени. — Хватит думать о нем. Хватит вспоминать прошлое. Всё давно кончено. Да, Терри Брук жив, но не для тебя. Даже если он вернется в Саммер, это ничего не изменит. Ты должна думать о том, как выполнить свою часть сделки. Или, как сказала бы Ареана, стать хорошей и верной супругой».

Словно желая наказать себя, девушка пошла в комнату, служившую её спальней. Её большую часть занимала широкая кровать, застеленная атласным покрывалом. Место у окна занимал стол узкий стол с принадлежностями для письма.

Дени провела рукой по столешнице, нащупав нацарапанные кончиком ножа буквы. «Д» и «Т», обведённые сердечком. Как мило, как по-детски наивно, и, в то же время, глупо. Но тогда — в пятнадцать лет — ей казалось, что эта любовь будет длиться вечно. Как в древних балладах, когда юноша отправляется на войну, а красавица терпеливо ждёт своего героя.

«Терри тоже ушел, чтобы сразиться с врагом и защитить город. Но ко мне так и не вернулся. Возможно, я никогда не узнаю, почему. Но это уже неважно. Все прошло, Дениза. Облетело, как осенняя листва. Терри, которого ты любила, больше нет. И Дени Вэр, маленькой девочки, через месяц тоже не будет. Вместо неё в особняке Мюррей появится женщина с пустыми глазами и холодным сердцем. Равнодушная. Спокойная. Настоящая аристократка».

В глазах защипало. Смахнув ладонью непрошеные слезы, девушка несколько мгновений стояла неподвижно, глядя прямо перед собой. Потом наклонилась и открыла один из ящиков стола.

Там, среди бумаг и старых тетрадей, лежал большой конверт из плотной бумаги. В нём Дениза хранила открытки, маленькие подарки, записки — всё, что напоминало ей о первой любви.

Прежде, чем открыть конверт, Дени стянула с пальца кольцо с крупным бриллиантом, подаренное Мюрреем. Его сияние обжигало глаза, словно напоминая о взятых на себя обязательствах. И в глубине души Дени понимала, что, став невестой одного человека, не имеет права вспоминать о другом.

«Последний раз», — дала себе обещание девушка.

Это ведь не так уж и страшно, правда? Последний раз коснуться рукой пожелтевших листков, вдохнуть аромат подаренного пузырька с духами, сжать в пальцах заколку в виде стрекозы. Мелочи, не имеющие ценности ни для кого другого, но для Дени в них заключалась целая жизнь.

Она долго сидела за столом, перебирая открытки, исписанные размашистым почерком, подаренные на праздник, и просто так, без повода. Гладила засохший бутон розы, сорванный Терри во время прогулки по Саммеру (им тогда пришлось долго петлять по узким улочкам, спасаясь от сторожа). Рассматривала сделанные из стекла и меди безделушки, к которым любая знатная дама даже бы не прикоснулась.

Но это были её сокровища. Её прошлое, её счастье, её любовь.

губах девушки мелькала нежная улыбка. Глаза, затуманенные слезами, не позволяли отчетливо рассмотреть все вещи, но Дени и так наизусть помнила все посвященные ей строки и подарки Терри.

За окном стемнело. Свечи почти догорели, комната погрузилась в полумрак. Девушка словно очнулась от прекрасного сна. Проведя рукой по лбу, словно отгоняя невеселые мысли, Дениза встала. Потом, не глядя, смахнула все записки и подарки в бумажный пакет.

Её взгляд зацепился за небольшой конверт, украшенный печатью городской газеты. Ей не требовалось вскрывать его, чтобы вспомнить, что там находилось. Короткое письмо от матери с просьбой о помощи, и… заметка одного из жителей Саммера о «великом Терри Бруке».

встретил юного героя во время путешествия. Молодой человек, которого три года назад вывезли из города едва живым, полностью выздоровел и казался всем довольным. Может быть, потому, что компанию ему составляла «очаровательная блондинка из семьи Блау».

Даже сейчас, при воспоминании об этой заметке, у Денизы темнело в глазах. А тогда, полгода назад, она вообще не желала никого видеть и ни с кем говорить. Не ходила на занятия в Академию, не спала и почти ничего не ела. Просто сидела на кровати и смотрела в одну точку.

Её спас Бад. Друг приходил каждый день, приносил что-то вкусное, переписанные для неё конспекты лекций, и, сев в кресло у камина, обязательно начинал рассказывать весёлые и не очень истории. О том, как прошёл день, что случилось в Академии, или просто о погоде. Дени понимала едва ли половину того, что он говорил, но голос Бада действовал на неё успокаивающе. Она словно выздоравливала после тяжелой болезни.



Татьяна Абиссин, Фэй Родис

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться