Единственное желание.Книга четвёртая.

Размер шрифта: - +

16 Цена жизни 1

Цена жизни

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: — Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,–

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Константин Симонов

И случился у Насти медовый месяц. Сразу после каникул. Да и так бывает. Свадьбы не было, а медовый месяц наступил. Самый что ни на есть настоящий.

Настя чувствовала себя молодой женой – влюблённой, заботливой, нежной, нетерпеливо поджидающей  супруга с работы. И  то, что отношения  её с Кайлом оставались неузаконенными, Рыжую особо не волновало. Она всё-таки дитя двадцать первого  века, а дома гражданские браки давно стали нормой.

Здесь, конечно, подобное осуждалось. Да кому это интересно? Она себя считала самой счастливой во всей Долине Ветров, а сплетни, что покатились по столице, ей были абсолютно безразличны. Как и Кайлу, кстати. Северянину кости перемывали так часто, что у него уже на пересуды иммунитет развился.

Разумеется, о возвращении в Лэрианор речи больше не шло. Настя внезапно поняла, что ей очень даже нравится столица.  Не дворец Кенвила, а вот этот тихий район на окраине, где всё такое милое и уютное.

Пришлось проститься с дорогим её сердцу Наиром. И вот это далось непросто. Рыжая так привыкла к другу. Но он обещал приехать как-нибудь… Да и Кайл заверил, что они с Настей непременно навестят друзей из Вольного леса, как только закончится вся эта суета с визитом Эриледы.

Зато Кристайл просиял, узнав, что Дэини остаётся. Особенно мага радовала причина. Видно, всё-таки мучила его совесть за то, что Настю бросил ради герсвальдской королевны.

Кайл теперь каждый день бежал со службы домой  при любой возможности. Настя, едва заслышав колокольчик, неслась встречать, бросалась на шею. Дальше, конечно, поцелуи, объятия. Зачастую они приходили в себя уже в спальне, с удивлением понимая, что за окном густые сумерки, или даже хуже – светать начинает.

А на следующий день Настя начинала ждать любимого с самого утра, едва он скрывался за углом  – Рыжая всегда выходила провожать полукровку на крыльцо. День без него казался невыносимо долгим. Вечером он возвращался, и она бежала встречать, и снова всё по кругу. В этот месяц Насте казалось, что звон колокольчика – это самый божественный звук, который существует на свете.

Даларда сослали-таки в Филофдор. Нет, объявлено было иначе: на Первого рыцаря возложили огромную честь и ответственность – встретить и проводить в столицу посольство Герсвальда. А от чести как отказаться? Не поймут!

Кайл отказался. Зачем ему честь? У него Настя есть. Чего он там наплёл королю, дабы его оставили в Кирлиэсе, оставалось только гадать. То ли больным сказался, то ли влюблённым – что, по сути, есть одно и то же. Но помогло.

Кенвил всё-таки был славным парнем, понимающим. И вину перед рыцарем своим верным чувствовал, что его за Соур сосватал, не спросив, потому никуда отсылать не стал. Да и если разобраться,  Кайл-то тут причём? Он для Лиэлид – никто, в смысле – просто охрана и немножко слуга.

Эрра Гасул поначалу хмурилась, губы дула и разговаривала сквозь зубы. Осуждала всё это безобразие и разврат. От  Кайла, понятно, пожилая женщина такого ожидать никак не могла – привёл в дом девицу и даже от людей не прячет, а ведь законная невеста есть, королём обещанная. Срам!

Да и ревновала полукровку старушка. Раньше только она о нём заботилась, а теперь Настя взялась хозяйничать, работу у Гасул отбирать. Особенно та злиться начала, когда Рыжая от скуки придумала готовить сама. Решила Гасул, что любовнице хозяина её стряпня не по вкусу пришлась.

На самом деле, Анастасии просто хотелось для Кайла что-то сделать самой, удивить, показать, что она умеет быть хорошей женой и хозяйкой. Отбирать у эрры Гасул её заработок Рыжая вовсе не собиралась. Тем более женщина готовила бесподобно – куда уж Романовой за ней угнаться!  И уборку в доме Настя затевала по той же причине – это ведь теперь и её дом, хочется уюта добавить, что-то приятное для любимого сотворить.

Где-то через неделю Гасул всё поняла. Поняла, что Настя – это серьёзно и надолго. И сразу оттаяла. Старая женщина посмотрела на счастливую парочку, на то, как они друг с друга глаз не сводят, на искренние порывы Насти сделать жизнь Кайла лучше, на её энтузиазм на кухне, головой покачала и взялась учить молодую женским премудростям.

Обеды они теперь вместе готовили, домоправительница подсказывала, направляла. Тут ведь всё иначе – только к печи приноровиться чего стоит, это вам не микроволновка или электроплита. Продукты тоже многие непривычные. Обязанности по дому поделили добровольно: Гасул занималась тем, чем и прежде, а Рыжая – садом. Добралась Настя до буйных дебрей, постепенно превращая  их в облагороженный уютный уголок.

Как только недопонимание ушло, Настя с Гасул подружились. Болтали теперь часами, как старые знакомые. Романова про жизнь её слушала и диву давалась, откуда такая сила в этой обычной женщине? Столько пережить и не сломаться!

 Так и дни стали пролетать быстрее. Гасул теперь старалась уйти пораньше, до возвращения Северянина – чтобы их присутствием своим в доме не смущать. Любовь она такая – посторонних не терпит.



Надежда Черпинская

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться