Единственное желание.Книга четвёртая.

Размер шрифта: - +

18 Цена жизни 3

– Я думала, Вириян никогда не… Странно слышать такое, – покачала головой Настя,  и добавила, улыбнувшись по-доброму: – Но я очень рада за тебя, Эл! Мне теперь хочется, чтобы все вокруг были  так же счастливы, как я!

– Поможет Всеблагая – так и будет! –  благодарно кивнул атаман. – Только прежде снова придётся руки замарать.

Эл посмотрел сначала на Рыжую, потом на Кайла и торжественно сообщил:

– Вот мы и добрались до третьей новости! Но я бы хотел о ней с милордом Кайлом с глазу на глаз  поболтать.

– Ещё чего! – вспыхнула Настя обиженно. – У нас друг от друга секретов нет!

Рыжая  уставилась на любимого, в поисках поддержки.

– Да, – тотчас кивнул полукровка. –  Я всё равно ей всё выложу. Так что говори сразу!

– Кайл, – вздохнул вифриец, – Дэини и так уже вызывает излишний интерес у некоторых наших с тобой общих знакомых. Ты же понимаешь, что её нельзя в это втягивать?

– Так! – топнула ногой Рыжая. – Теперь я тем более не уйду. Это что ещё за тайны?

– Не томи уже… – хмуро отозвался Кайл. – Говори, что случилось!

– Ладно! – сдался разбойник. – Давайте тогда вспомним одну старую сказку!

– Сказку? – переспросила Рыжая.

– Ага, – оживившись, кивнул Эливерт. – Не всю. Только самый финал. Помнишь, с чего всё началось? Кайл нам на балу легенду поведал про Вэйканарифь и Чашу. Я недавно не поленился – нашёл и перечитал. Так что наизусть помню последние строки. «Берегитесь, ибо погибла она, но осталось зло, порождённое ею! Бойтесь лживых речей советника, плетущего сети коварства! Остерегайтесь красоту, что в тени своей хранит фальшь…»

Полукровка и Рыжая согласно кивнули – они тоже историю не забыли.

– Но тут вот какая хрень случилась… –  продолжил вифриец. – Некоторым, небезызвестным тебе, рыцарь, личностям удалось раздобыть очень-очень древний манускрипт. Пожалуй, это самая первая летопись о Войне Бессмертных. На языке Древних. Сечёшь, сколько ей лет? Первоисточник. Это потом все кому не лень её переписывали, пересказывали. Ну, и допереписывались!

А в этом самом, жутко древнем – никакой поэзии: одни сухие факты, события, имена и места. Без всяких там украшательств! И звучит эта последняя фраза (про красоту, коварство и прочую ерунду) иначе. «Советник, плетущий сети коварства»  и «опасная красота, что хранит в тени своей фальшь» на языке Древних два простых коротких слова – велэйн и вальмара. Вы уже сообразили, к чему я клоню?

– Пока не совсем, – призналась Настя, – но мне уже как-то нехорошо.

– К тому, что во всем виноваты проклятые менестрели! – хмыкнул Ворон. – Два коротких слова превратить в две дурацкие цветастые фразы – ну как так можно?! А ведь если прочитать без прикрас, всё обретает смысл.

Алееа Вэйканари, тэ ноа! Даага лаана Велэйн да Вальмара. Ноа флэйя! Погибла Вэйканарифь, но берегитесь! Породила она  Велэйна и Вальмару. Их остерегайтесь!

– То есть, – нахмурилась Рыжая, – это имена?

– Да, радость моя! У чародейки было двое детей. Отцом коих считали самого Владетеля Мрака. Но всё прозаичнее – им был Диввиан, которого Королевна Лэдрау принесла в жертву духу тьмы ради победы в последней битве. Деток своих она надёжно прятала где-то в глуши. Сына – в таинственных землях знойного Заюжья. А дочь – в горах Карсил, так пугающих многих.

– Так Моруварк был… – Настя отставила бокал, чтобы из рук не выпал ненароком.

– Тем самым Велэйном, сыном Вэйканарифь! – охотно подтвердил Эл.

– А дочь где же? – настороженно поинтересовался Кайл.

Эливерт невесело усмехнулся, и у Насти похолодело на сердце от осенившей её догадки.

– Светлые Небеса! – выдохнула Рыжая. – А мы чуть сами ей эту проклятую Чашу не вручили!

– Да, – кивнул атаман, – с Вальмарой мы все тоже хорошо знакомы.

– Слушай, это не доказательство, – покачал головой Северянин. – То, что ей известно про Чашу, ещё ничего не значит.

– Как и тысяча других совпадений? – хмыкнул Эл. – Не обманывайся, друг! Всё сходится. Начиная с того, что Лиэлид изменила свой облик, дабы прикинуться человеком. Сечёшь? Как и её братец! Мы полагали, что она из лэрианов. Разумеется, светлые волосы, светлые глаза. Никому и не пришло в голову, на что способны чары, меняющие внешность.

А если хочешь ещё доказательств – они есть. Только не у меня. А у тех… Ну, ты знаешь, кто поумнее нас  с тобой будет! – и, огорошив вот так, без всякой паузы: – Дэини, завари мне чайку, пожалуйста! Будь добра!

Настя поднялась машинально, но тут же села обратно.



Надежда Черпинская

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться