Единственное желание.Книга третья.

Размер шрифта: - +

7 Гнездо 1

Гнездо

Что же медлишь, право?

Не велит отец?

Или не по нраву

Сказочный дворец?

Всё равно, царевна,

Только захочу —

И тебя мгновенно

В сказку заточу!..

Эдуардас Межелайтис

 

Настя лежала в темноте с открытыми глазами и слушала тишину замка. Темнота не была абсолютной. На столике мерцал тусклым огоньком масляный светильник. И зыбкие тени плясали временами на стенах комнаты.

А вот тишина была глубокой, как пропасть Лидонского ущелья.

Пожалуй, Дэини слишком рано отчаялась и решила, что Великая Мать больше не приглядывает за их компанией. Разве то, что они до сих пор живы, не доказательство благосклонности Светлых Небес?

«Всё не так уж плохо!» – сделала вывод Романова, прокручивая в голове события минувшего вечера.

Тот, Чьё Сердце – Камень оказался не таким уж мерзким типчиком, как показалось сначала. Хотя бы потому, что худших опасений Насти он не оправдал. Очевидно, на лице у неё были написаны все страхи и ожидания…

В какой-то момент Владетель Чёрных Земель с усмешкой заявил:

– Дэини, ты меня за кого принимаешь? За герсвальдского дикаря? Я – не насильник, а ты – не наложница здесь! У меня серьёзные намерения. Я понимаю, что всё это слишком неожиданно для тебя. Да и для меня, если говорить откровенно… Я не спешу и тебя не тороплю. Маги Чёрного Кристалла не знают старости, как и дети Свободного Народа – так что у меня достаточно времени и терпения. Я готов подождать, пока ты сама скажешь мне: «Да, я хочу стать твоей женой и хозяйкой твоего замка».

– А если… я этого никогда не скажу?

Хранитель Кристалливора только ухмыльнулся, скривив свои безупречные губы:

– Разве я недостоин тебя? Разве я обидел тебя чем-то? Ты меня полюбишь. Я не вижу причин для иного. Это судьба, Дэини! С судьбой не спорят…

Потом они говорили ещё о многом. Вернее, говорил Хозяин. А Настя чаще слушала. Он был приятным собеседником. И рассказывал о жизни в Кристалливоре весьма интересно…

При других обстоятельствах, Рыжая послушала бы с удовольствием. Она насмотрелась в Долине Ветров на разных людей и существ. Но только тут, в Первых Землях, волшебство являлось основой существования всех обитателей. И Анастасия чувствовала, как любопытство накрывает её с головой, пробуждает в душе снова искорку жизни. Загадки манили. Но девушка напоминала себе упрямо, что за колдовской улыбкой «прекрасного принца», восседавшего напротив, прячется враг. Красивые слова это только красивые слова. Они здесь пленники, сколько бы Хозяин не убеждал её в обратном.

Милорд Кристайл весь вечер вёл себя подчёркнуто благовоспитанно, а после галантно проводил её в покои.

И запер.

– Это для твоего же блага, – невозмутимо пояснил блондин, прежде чем захлопнуть дверь. – Ты пока не веришь мне, но я говорю правду. Ты ведь не устоишь перед искушением сбежать, а это будет иметь печальные последствия.

– Делай, как считаешь нужным! – покорно согласилась она и добавила с лёгкой улыбкой: – Я не стану перечить Хозяину.

Крис был далеко не глуп. Но всё-таки Рыжая надеялась, что её тактика «бедной смиренной овечки» возымела хоть какой-то эффект на горделивого красавца. На протяжении всего ужина она мило улыбалась и смотрела на него с восхищением и признательностью, подчёркивая при каждом удобном случае, что дико благодарна за помилование друзей.

– Кстати, почему меня все пугают твоим страшным гневом? Ты головы отрываешь, когда злишься, или как? На первый взгляд, ты – сама невозмутимость…

– У меня камень вместо сердца, – напомнил в очередной раз Кристайл. – Это уравновешивает, и дарит некое… хладнокровие. Но не забывай, я ещё и Тот, В Чьих Жилах Огонь!

– И что это значит? – Настю вдруг передёрнуло от мелькнувшей догадки. – Слушай, ты часом к драконам никакого отношения не имеешь?

Глупость, конечно! Люди, которые превращаются в драконов, и драконы, которые умеют становиться людьми, бывают только в сказках. Но с некоторых пор вся её жизнь на сказку похожа. Жуткую такую сказочку! Так что…

– Нет, Дэини! – Кристайл рассмеялся, и эхом ему откликнулся замок. – Драконы – они… сами по себе. Я держусь от них подальше. А я… Милая моя Дэини, будем надеяться, ты никогда не увидишь, что означает это моё прозвище! Светлой ночи, моя миледи!

– Светлой ночи, Крис!

Лязгнул замок. Шаги, удаляясь, затихали.

Настя глубоко выдохнула, опускаясь в кресло. Ух, как будто марафон пробежала! Весь вечер приходилось себя сдерживать и контролировать, и сейчас в груди как будто расправилась стянутая в кольцо упругая пружинка.



Надежда Черпинская

Отредактировано: 20.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться