Единственное желание.Книга третья.

Размер шрифта: - +

21 Дела семейные 2

В те времена в Кристалливор пришла война. Это звучит странно. Ведь маги Чёрного Кристалла никогда не принимают участия  в безумных междоусобицах людей. Мы держимся в стороне, как велит завет Великого Лэнрианна.  Сила, скрытая в недрах этих земель, слишком велика. Если однажды она вырвется на свободу…

А предки мои считали, что такое возможно, если над Кристалливором нависнет угроза. Это похоже на то, как пробуждается огонь в моих жилах. Я стараюсь удержать его, но он сам решает, что губительно для меня и уничтожает эту  опасность безжалостно. Потому мы никогда не завоёвывали своих соседей, не выступали союзниками Севера или Юга.

Но в  тот год война сама пришла к нам. Лэфиарны, селившиеся на берегах Лидоны, решили, что Первые Земли слишком тесны для соседства с Магами Чёрного Кристалла. Они призвали на помощь и лесных дев.

Но у Сатифы хватило разумности, не вступить в этот пагубный союз. Она заявила, что Дочери Древа не станут участвовать в безумном кровопролитии. Это было верное решение. Говорят, правда, и там не обошлось без совета всеведущей Эши. Как видишь, мы с Царственной до сих пор в добрососедских отношениях. И  с уважением относимся друг к другу.

– Значит… ты всё-таки мог на неё надавить? Попросить её не казнить Эливерта? – спокойно уточнила Рыжая.

– Дэини, я сожалею… – вздохнул Крис. – Я говорю это искренне! Мне жаль, что я не помог, что тебе через такие ужасы пришлось пройти! Сейчас я поступил бы иначе. Но что толку говорить тебе это, ведь в тот миг, когда я должен был это сделать, я не сделал. Подвёл тебя. Бросил одну. Проклятая ревность! Она словно тот огонь в моей крови. Не умею её сдерживать. Прости меня!

– На тебя я тогда злилась меньше всех… – Рыжая зябко поёжилась. – Для тебя Эл чужой.  Ты не обязан был ему помогать. Мы отвлеклись… Что там с войной дальше?

– Лэфиарны пакостили нам, как умели. Штурмом брать Кристалливор они, разумеется, не решились. Но нередко нападали на наших воинов, подкарауливая на рубежах Чёрных Земель. И даже покушались на моего отца, милорда Итрейта.

Терпеть подобное непочтение  унизительно. И Хозяин отплатил лэфиарнам той же монетой. Убил нескольких, первых попавшихся под руку. 

Так и завертелся этот круговорот – долгое нелепое противостояние. Мы – их, они – нас. Вражда становилась всё сильнее, безжалостнее. Никто из нас уже не помнил причин, но для ненависти они оказались не нужны.

Как-то раз очередная облава загнала отца и нескольких его воинов на скалистую кручу. Лэфиарны превосходили числом многократно и, видимо, тщательно готовили это нападение. Место узкое, опасное. Милорд мой не мог использовать там  Гнев Огня, не покалечив своих людей. Он сражался мечом, и только. И хоть лэфиарны  зажали  его в кольцо, но пока огненная стихия не видела столь сильной угрозы, чтобы выйти из берегов и спалить и врагов, и союзников.

Опасность пришла нежданно-негаданно.  В виде стрелы, пущенной кем-то из «детей неба». Раненый отец не устоял на краю и сорвался вниз.  Проклятые лэгиарны закончили своё гнусное дело – перебили по одному всех людей Хозяина. А после отправились к своим, торжествовать победу нал своим главным врагом – Владетелем Кристалливора.

– Но слишком рано, так? – понимающе отозвалась Настя.  – Милорд Итрейт выжил…

– Да, – кивнул белой головой Крис. – Мы его искали, разумеется. Как только поняли, что отец слишком долго не возвращается в родной замок. Но Чёрные Земли не так уж малы, как думают многие… Покуда я разыскивал хоть какие-то следы, милорда Итрейта уже нашли…

Лэфиарны не удосужились спуститься и проверить, а мёртв ли их враг. И напрасно… Отец покалечился не на шутку. Сам он бы не смог выбраться из глубокой пропасти, и наверняка истёк бы кровью в ожидании помощи…

– А почему он не попросил помощи у тебя? Не оставил послание в той самой волшебной комнате? – удивилась Рыжая.

– Отец такого делать не умел. У всех Магов Кристалливора разные таланты. Милорд Итрейт понимал  животных. Я вот умею играть с тканью мироздания, порталы создавать. Ну, а Огонь – это у всех… семейное.

Так вот, когда эти мерзкие твари явились в своё племя и принялись с бахвальством рассказывать о коварной засаде и не менее коварной победе,  их восхваляли и поздравляли все, кроме одного существа – дочери Старшего. В сердце девы Сариссы похвалы эти вызвали лишь осуждение и жалость к поверженному магу. Всю ночь она не могла сомкнуть глаз. Ей чудилось, что несчастный медленно умирает, распростёртый на камнях и взывает к Всеблагой о помощи. На рассвете она собралась и незаметно покинула поселение «детей неба».

Она разыскала место, о котором говорили её собратья, рискуя разбиться, спустилась с обрыва и обнаружила, что её тревоги оказались ненапрасными. Маг Чёрного Кристалла был ещё  жив, хоть и в беспамятстве.

Когда отец пришёл в себя и увидел склонившееся над ним лицо лэфиарни, он решил, что та явилась прикончить беднягу. Он и подумать не мог, что она станет его лечить.

Сарисса перевязала его раны, напоила целебными снадобьями и весь день не отходила от раненого.



Надежда Черпинская

Отредактировано: 20.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться