Единственный дракон. Замок княгини

Глава 18. Князь Дьян. Объяснения

За длинным столом в Нижнем зале собрались почти все, не было лишь тех, кого не пустили действительно важные дела. Соддийцы хотели услышать объяснения своего князя. Как он мог взять в жёны настолько неподходящую девушку? Вопиюще неподходящую. Родную дочь мага, которого с ненавистью поминают по всей Содде, от северных островов до южных отрогов. Она могла бы жить себе дома, с родными, и никому не было бы до неё дела. Но становиться Дьянной, соддийской княгиней? Это чересчур.

Что ещё скажет Дед, Старший Дьян, вообще интересно будет послушать...

Вот они сидят тесно, его люди. Любому из них князь Дьян доверяет безоговорочно и сам побоится подвести. А теперь они против него. Всего лишь из-за женщины. И им придется сейчас найти некий путь к равновесию. Хотя бы временно.

– Вы знаете, что я вернулся не один, – сказал Дьян вслух, потому что соддийцами здесь были не все, – мы хотели привезти сюда владетельницу замка, и мы это сделали. Маг Каюб здесь хозяйничал именно потому, что был мужем владетельницы. Здесь всё завязано на её кровь. На кровь Дракона-Изгнанника, когда-то построившего этот замок. Вы знаете эту местную легенду. Так вот, без моей жены лиры Кантаны, владетельницы Шайтакана, мы никогда не будем владеть этой землёй. Никогда не будем здесь в безопасности.

Вот, куда уж убедительней. Но почему он так волнуется, демоны? Он всё равно поступит так, как захочет сам. Но ему ведь нужно, чтобы его женщину приняли и не усложняли ей жизнь. Чтобы поддержали, если будет необходимо. Пока же сдержанное недовольство висело в зале. Те, кого он брал с собой в Хаддард, были, пожалуй, лояльней всего, но и они были недовольны. В Хаддарде никто не стал это показывать, зато теперь...

– Почему именно ты, мой князь? – спросил эконом Ставур, – разве больше некому было? Не нашлось бескрылого, который бы согласился? Да кто угодно, просто не ты!

– Мог только я! – повысил голос Дьян, и встретился взглядом с Джелвером.

Тот понял невысказанную просьбу. Встал, поднял руку, взоры обратились на него.

–Это древняя магия крови. Именно она выбрала князя в мужья владетельницы, – спокойно объяснил Джелвер. – Договорной брак, заключенный по законам Истваны, зато в наших интересах. Если нам повезёт, у лиры Кантаны родится дочь, которая унаследует права на эти земли, и тогда уже это место окончательно станет нашим. Здесь, в Шайтакане, есть сила древних драконов, и мы не позволим ни императору, ни Каюбам наложить на неё руку!

В дверях появился Ардай и теперь слушал Джелвера, прислонившись к притолоке.

– Когда наши деды покинули исконный мир, мы потеряли немалую часть силы, – продолжал тот, все больше воодушевляясь, – но в Шайтакане есть сила! Это надежда для наших детей. Императору пришлось отдать нам девушку, хотя он оговорил возможность развода. Но разве мы отдадим то, что однажды назвали своим? Наша добыча — это навсегда. Не подведи, князь! Всего лишь дочка для владетельницы! – он подмигнул Дьяну и отпил из чаши с вином, сведя речь к фривольной свадебной шутке.

Эка завернул. «Надежда для наших детей!» Дьян допускал, что замок скрывает в себе что-то, да хотя бы кристалл силы, родственной его собственной — в замурованном подвале. Но так далеко не заглядывал.

Речь слушали внимательно. Джелвер умён, незаметно повернул и представил ситуацию под другим углом. Не жену и княгиню привез Дьян из Хаддарда, а редкую добычу, которую нельзя упустить.

– Что же, это верно! Потерянная сила, если её можно вернуть, не помешает! – согласился Ставур и тоже поднял чашу, – Каюб нам немало напакостил, так пусть теперь его дочь отплатит!

Теперь люди переглядывались, улыбались, поднимали чаши.

– Но ты не повезёшь её домой, князь? – крикнули с другого конца стола, – не выйдешь с ней перед народом и не выпьешь из Чаши Дьянов? Не наденешь на неё сапфиры княгини? Не повезешь её на Север на праздник?

– Думаешь, она захочет вернуться туда, где была пленницей и всего боялась? – покосившись на Дьяна, ответил Джелвер, – ей не нужна Содда. Но эта земля, Шайтакан, принадлежит ей, здесь она владычица и княгиня, помните об этом и оказывайте ей уважение!

Вот это, про уважение, Дьян собирался добавить сам, но, поскольку всё уже сказал Джелвер, он лишь кивнул. Джелвер, лучший маг и лучший друг, как никто умел правильно сплетать слова.

–Так ты не повезёшь её в Содду, не будешь пить с ней из Чаши и не отдашь ей сапфиры, мой князь? – настырно уточнил Ставур.

– Нет, – ответил Дьян, и слово это упало тяжёлым камешком. – И не полечу с ней на рассвете в День Летнего Ветра, вы сами понимаете, почему. Я могу осыпать её сапфирами, и, возможно, сделаю это, но камни княгини ей не нужны. Хотя для меня она будет княгиней Дьянной, и для всей Итсваны и окрестных земель тоже. Я так решил. И любую обиду, нанесённую ей, я сочту оскорблением мне.

– То есть она не будет настоящей княгиней Дьянной, – понятливо кивнул Ставур, вычленив из слов Дьяна ответ на свой вопрос. – Это хорошо. Не беспокойся, князь, никто и никогда не обидит твою женщину ни словом, ни делом. Это твои дела и твоя власть.

Теперь люди переглядывались, улыбались, всё вновь стало понятно и просто. Их князь привёз из Итсваны ценную добычу. Привёз женщину. Никому из соддийцев ведь не возбранялось закрутить любовь с итсванкой и завести с ней детей, нельзя было лишь забывать потом об итсванке и детях. У соддийцев не должно быть случайных детей. Можно было забрать итсванку в Содду и сделать женой. Но княгиня...

Княгиня — это совсем другое дело.

Дьян обернулся к племяннику, кивнул на стол — дескать, проходи, не стой в стороне, как неродной. Тот послушался, подошёл, сел рядом с Джелвером. На дядю глянул отчего-то недовольно. Ничего, они потом поговорят...



Наталья Сапункова

Отредактировано: 04.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться