Её мечта

Встреча на дороге

До деревни они добрались, когда последние яркие цвета алеющего на западе заката окрасились чернильной синевой. Ветер утих и перестал так яростно трепать верхушки величественных сосен. Троица остановилась у низенького заборчика, что змеясь, убегал вниз вдоль едва заметной в сумерках дороги. Это покосившееся подобие забора выполняло лишь одну функцию – поддерживало цепь нещадно смолящих факелов, чтобы хоть как-то осветить тропу.

- Значит это и есть те самые Сосны? – Казалось, в голосе Бальтазара сквозило разочарование.

- Ожидал чего-то другого?

 Бальтазар бросил быстрый взгляд на Ревинзеля и нахмурился.

- Нет... ну, просто ожидал чего-то... большего.

Они вместе взглянули на раскинувшуюся в низине деревушку – небольшой котлован с высоким зданием старейшин и приземистыми домиками обычных жителей, что не стройными рядами разбегались в разные стороны, образуя нелепую паутину улиц и подворотен. Деревушка тонула в оранжевом зареве костров, а причудливые тени, извиваясь, танцевали вокруг.

- Столько разговоров было про эти Сосны, а тут с сотню домов, а то и меньше. Ну, какие ужасы тут могут скрываться? Здесь тихо как в могиле, хоть сам в петлю прыгай от скуки.

- Говорят, что «в тихом омуте...». - Ревинзель развернулся и задумчиво зашагал по тропе вниз. Мо-Мо не отставала от него ни на шаг, молча семеня рядом.

- Постой! – окликнул друга Бальтазар.

Он догнал их и похлопал Ревинзеля по плечу:

- Мы же хотели войти при параде. Так сказать, продемонстрировать им наш статус сразу, чтобы не было недопонимания. Ну, знаешь, - Бальтазар покрутил пальцем в воздухе, - мантии, маски, траурный вид, «величественная» Мо-Мо рядом.

Ревинзель на секунду прикрыл глаза. Он вспомнил эти черные одеяния, что им придется носить теперь до конца жизни. Он вспомнил маски. Бледные, безликие, с вырезами для глаз, что заполняет тьма. Гладкие, словно стекло. Иного быть и не могло. Безликие Стражи на то и Безликие, что вынуждены скрывать свои лица от тварей снующих во мраке ночи. Так им было велено. Таков был уговор и такова цена заключенной сделки. За любую силу приходится платить.

- Нет, Бал. – Ревинзель отрицательно покачал головой. – Оставим это шоу для короля Лораса. Нам требуется вызвать трепет и страх у жителей ОрЭнхайма, а не у простой деревенщины. Не стоит раскрывать карты так рано. Пойдут слухи.

- Жа-а-аль. – Бальтазар зевнул во весь рот и яростно почесал затылок. – Вот бы посмотреть на их лица, когда мы пройдем по главной площади прямо к дому старейшины...

- Простите, - раздался тихий голос за их спинами. – Вы что, хотите напасть на нас?

Вся троица мигом обернулась. Даже тихая Мо-Мо в секунду развернулась и оказалась за спиной Ревинзеля. На дороге в свете факела стоял грязный неухоженный мальчонка и с интересом рассматривал путников.

- С чего ты взял, что мы хотим на вас напасть? – спросил Ревинзель.

- Так, вы тут говорили всякое, про маски... вот я и подумал, что вы разбойники.

- Вовсе мы не разбойники. - Мо-Мо вышла вперед, чтобы мальчик мог ее увидеть. – Мы простые путники, которым требуется еда и ночлег.

Она ласково улыбнулась малышу, и тот раскрыл рот от удивления.

- Тетя, вы та-а-акая маленькая! Вы болеете?

Бальтазар громко крякнул, с трудом сдержав вырывающийся смешок, и прикрыл рот рукой. Ревинзель бросил на него уничтожающий взгляд.

- Ну что ты. – Мо-Мо улыбалась, ее голос звучал все так же ласково. – Это потому, что я наполовину северянка, наполовину ха'алийка.

- Но ха'алийские девочки такие высо-о-окие, - мальчик поднял руку и вытянулся во весь рост, - а вы такая ма-а-аленькая.

Мо-Мо заискивающе взглянула на Ревинзеля. Парень вздохнул и произнес:

- Это все из-за генетических проблем Высокорожденных и жесткого контроля над рождаемостью и процессом смешения кровей. Обычная женщина не способна выносить плод Высокорожденного, в частности мальчика, из-за невероятной магической силы. А вот девочки, не предрасположенные к Тайному Искусству Высокорожденных, появляются на свет с некоторыми генетическими изменениями. – Ревинзель положил обе руки на плечи Мо-Мо. – Пример тому - хрупкое телосложение и великолепие изумрудных глаз.

Он откинул капюшон Мо-Мо, и мальчик вздохнул от удивления, увидев, что глаза девушки сияют зеленью молодой листвы.

- Вы очень красивая, тетенька. – Мальчик перевел взгляд на Ревинзеля. – А вы, дяденька, говорите вообще непонятные вещи.

- Вот! – закричал Бальтазар, обеими руками указывая на мальчика. – Я говорю ему то же самое уже двадцать два года! Говорит вообще непонятные вещи: «аномалии», «резонанс», «диффузия», «лидирующие элементы»...

- Легирующие, Бальтазар.

- Вот, «легирующие», мать их туда, чтобы это не значило!

Мальчик переводил заинтересованный взгляд с одного путника на другого, словно никак не мог решить, на кого же ему смотреть в первую очередь.

- Ладно! – внезапно воскликнул он. – Я вас отведу в деревню.

И не дожидаясь ответа, он загашал по тропе вниз, пока не скрылся за чертой света. Ребята кинулись за ним и догнали уже через несколько шагов.

- Меня зовут Мо-Мо, - представилась девушка, а затем указала на своих спутников: – Это Бальтазар и Ревинзель. Мы все трое из Эрентора.

- О-о-о! Это где-то в Северном Пределе?

- Верно. Мы из Предела.

- Далеко же вас занесло на юг. Ну а я Алуин.

- Алуин? – прыснул Бальтазар. – Что, как река на западе?

- Угу.

- Что же это за имечко? Кто придумал назвать тебя в честь реки? Мама? Передай ей, что с именем она прогадала.



Katsu

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться