Её мечта

Старейшина и чародейка

- А чего у всех глаза-то разные? Болеете?

Старейшина оказался дремучим стариком с длинными седыми волосами и жидкой бороденкой. Он сидел за столом в прихожей, освещенный светом сразу с дюжины свечей. В комнате было так ярко, что казалось, бревенчатые стены светятся изнутри.

- Если вам так будет удобнее, - ответил Ревинзель, безразлично пожимая плечами.

Старейшина молча смотрел на них, пожевывая старческими губами.

- И чего вам надобно?

- Не нам, старейшина. Вам.

Ревинзель уже начинал терять терпение. Как и обычно, в подобной ситуации, и Мо-Мо и Бальтазар предоставили право вести диалог более умному товарищу, сведущему в подобных переговорах, а сами стояли в сторонке и помалкивали, изредка бросая на старейшину подозрительные взгляды.

- Нам? – Старейшина карикатурно распахнул глаза. – И что же это нам надобно?

- Говорят, в Мертвом лесу завелось что-то.

Стул под старейшиной громко скрипнул, но больше он ничем не выдал своего волнения. Даже напротив, подозрительности в нем только прибавилось.

- И с чего это вам помогать нам? Никак хотите ободрать нас как липу и сбежать с денежкой-то?

- Идемте отсюда, - скомандовал Ревинзель.

Парни развернулись и двинулись к выходу. Мо-Мо отвесила легкий реверанс.

- Постойте.

Ревинзель потянул дверь на себя.

- Постойте, - повторил старейшина. – Вернитесь, прошу вас.

Парни переглянулись. Бальтазар подошел к старейшине первым. За ним поспешила Мо-Мо. И только Ревинзель не спешил возвращаться и хмуро поглядывал на старика, не решаясь отпускать ручку двери.

- Вернитесь, юноша, прошу. – Старейшина указал рукой на стулья за столом. – Присаживайтесь.

Прикрыв дверь, Ревинзель помог сесть Мо-Мо, отодвинув для нее стул.

- Нэ'тэ ма'серас, - поблагодарила его девушка.

Он улыбнулся ей в ответ и присел рядом, напротив старика. Бальтазар сел между ними и принялся переводить взгляд с одного на другого.

- Ну, – кивнул старик, - и с чего вы решили, что сможете нам помочь? Люди постарше, да посильнее вас пытались, да так и не вернулись из Мертвого леса.

- А с того, старейшина, что с недавних пор это наша обязанность. – Ревинзель уронил правую руку на стол перед стариком, демонстрируя кольцо из темного серебра с большим черным камнем, в котором медленно переливалась Тьма. – Наше бремя.

Старик придвинулся ближе и прищурил глаза так, что они превратились в маленькие щелочки. С минуту он жевал свои губы, рассматривая кольцо, а затем откинулся на спинку стула и громко крикнул:

- Фесталия! Зайди, пожалуйста.

По коридору зазвучали тихие шаги, сопровождаемые тяжелым стуком о деревянный пол. Дверь в смежное помещение открылась и в комнату вошла худая женщина в коричневой мантии, подвязанной веревочкой у пояса. Она была невероятно истощена, а вокруг глаз пролегли черные круги. Черты лица заострились настолько, что кости могли прорвать бледную кожу в любую минуту. Волосы мертвыми черно-серыми прядями свисали с головы. Она устало оглядела гостей и оперлась на деревянный посох.

- Присаживайся, милая. – Староста отодвинул для нее стул рядом с собой. – Ты еле держишься на ногах.

- Благодарю, старейшина. – Голос был хриплым, низким, совершенно не свойственным женщинам переступившим порог, от силы, тридцати зим.

Женщина опустилась на предложенный стул и уставилась на красные глаза Ревинзеля.

- Кажется, к нам пожаловали новые лорды ТассАнара, милая.

Женщина удивленно взглянула на старейшину, затем на кольцо и вновь уставилась на Ревинзеля.

- Я слышала гул и видела волну, что спустилась с Туманного пика, - прохрипела она. – Но не думала, что произошло именно это. Вот уж не ожидала дожить до такого. Безликие Стражи, а? Впервые за сколько? За триста лет?

Мо-Мо быстро закивала.

- Значит, вам удалось возродить Стражей. – Непонятно было спрашивает ли женщина, или попросту констатирует факт. Она откашлялась, прочищая горло и продолжила: - Я слышала, что подобное граничит со смертью, и еще никому не удавалось сделать то, что удалось вам. Можно поинтересоваться как?

- В данный момент это не имеет никакого значения, чародейка. – Ревинзель усмехнулся, заставив женщину вздрогнуть и сжаться в комок. – Не волнуйтесь, - поспешил добавить он, - мы абсолютно лишены предрассудков, в отличие от магического сообщества. Нам неважно кто вы – чародейка, колдунья или ведьма. – Произнеся последнее, он с любовью взглянул на Мо-Мо и погладил девушку по голове. Это не укрылось от глаз чародейки. – Главное, что вы за человек, и о чем говорят ваши поступки. Вы же не малефика? Нет? Ну вот и отлично.

- Даже так? – Чародейка вымученно приподняла уголок губы. – Что же, тогда очень приятно, меня зовут Фесталия - друзья зовут меня Феста, - и я чародейка этой деревни.

- Ревинзель. Друзья зовут меня Реви, и я алхимик из Эрентора.

- Бальтазар. Друзья зовут меня Бал, и я охотник из Эрентора.

- Мо-Мо. Друзья зовут меня Мо-Мо, и я ведьма из Эрентора.

Губы старосты затряслись то ли от страха, то ли от едва сдерживаемого ликования.

- Ведьма? – Чародейка вскинулась всем телом, забывая про усталость. – Алхимик?

- А то, что я охотник вас вообще не поражает? – надулся Бальтазар.

Феста проигнорировала его слова, продолжая жадно разглядывать чудну́ю парочку.

- Я в жизни не видела ведьм, слышала только о той, что живет в Скитающейся хижине.

- Аделька! – Мо-Мо радостно захлопала в ладоши.

- Вы знаете ведьму Нейтральных земель?

- Талладелия Изумрудная. – Алхимик смущенно потер затылок. – Она нас довезла.

- Довезла?



Katsu

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться