Её мечта

Размер шрифта: - +

Явление Тьмы

- Не нравится мне это! – Бальтазар нервно озирался, крепко ухватившись за рукоять меча за спиной. От каждого его движения, от каждого резкого поворота, Нетающие Льдинки громко звенели, соприкасаясь неровными гранями.

- Бальтазар! – Ревинзель бросил пылающий взгляд через плечо.

- Прекрати! – тут же подхватила Мо-Мо.

- Понял. – Охотник усердно кивал, прыгая взглядом с одной подозрительной тени на другую. – Но мне это все равно не нравится. Это какая-то темная магия. Поистине темная! Темнее чем просто темная.

- Я же тебе говорил, что магия не может темной или светлой, дружище. – Услышав очередной шорох и громкий скрип, Ревинзель все же выхватил свой полутораручный клинок из ножен. Он до боли напрягал свое алхимическое зрение, но видел перед собой только черную глухую стену.

- Что-то я не припомню.

- А вам обязательно это сейчас обсуждать? – спросила Феста, поскрипывая посохом по земле.

- Магия лишь инструмент в руках волшебника, - продолжал Ревинзель, выставив меч перед собой и прикрывая своим телом Мо-Мо. – Что-нибудь видишь, зеленоглазка?

- Нет. – Мо-Мо несколько раз отрицательно покачала головой, и ее светлые волосы золотым водопадом обрушились ей на плечи.

Разом в двух местах затрещали кусты. Могло сложиться впечатление, что к ним подбираются сразу несколько противников.

- И только волшебник решает, каким будет его магия, Бал. Отсюда следует вывод, что только волшебник может быть темным или...

Громкий протяжный стон прервал алхимика. Деревья дружно качнулись, осыпав застывших людей отмершими пожелтевшими хвойными иголками, и на маленький лагерь опустилась непроглядная тьма.

- И-и-и-и!!! – громко завопила Мо-Мо, и раздался звук удара.

- Зеленоглазка? – В голосе Ревинзеля слышался отчетливый панический ужас. – Мо-Мо? Мо-Мо? Где ты, ма'ави?

В полной темноте алхимик двинулся вперед, опустив меч и ощупывая пространство перед собой на предмет наличия одной маленькой ведьмы, что тихо постанывала где-то во тьме. Страх настолько липкий и безотчетный заполнил все существо парня, разлился в каждую клеточку его тела, что он не мог здраво мыслить. Не мог даже остановиться хоть на мгновение и подумать. Еще секунда, думал он, еще одна секунда и я потеряю ее, лишусь ее навсегда и на этом все. На этом все.

Его руки предательски дрожали, а голос полностью пропал. Он попытался крикнуть, назвать ее имя, но воздух вырвался ледяным свистящим хрипом. Дыхание сбилось окончательно, кровь кузнечными молотами стучала в висках. Страх за жизнь невесты полностью парализовал его тело. Алхимик замер на месте и его затрясло так, что меч чуть не выпал из руки и не канул во тьму.

Вместе с Мо-Мо, пронеслось в его воспаленном сознании.

Внезапно тихий вздох прервал ступор алхимика. Вздох такой знакомый и такой милый сердцу, что сознание его воспламенилось, разгораясь бесконтрольным лесным пожаром все больше вытесняя страх.

- Мо-Мо?

- Это я! – донеслось откуда-то из темноты.

Одной секунды, всего одной секунды хватило ему, чтобы мысленно выстроить образ девушки, оценить обстановку и не раздумывая кинуться на ее голос.

Мо-Мо сидела на пятой точке, шипя, и усилено потирая то самое место, что расположено чуть пониже спины. Ревинзель не увидел это, вовсе нет. Тьма все еще была могильной. Скорее он ощутил это, почувствовал каждой клеточкой. Хотя, остывший разум алхимика все ближе подталкивал к нему мысль о том, что он попросту ощутил резонанс их тел. Он знал частоту колебания ее тела, а дар алхимии по праву рождения позволял ему контролировать движения элементарных частиц. Дальше дело за малым. К тому же еще в девять лет, когда он случайно создал свой катализатор на Хрустальном берегу, он понял, что их тела вибрируют на одной частоте.

Алхимик склонился над ней и провел рукой по невидимым волосам.

- Ты в порядке?

- Шлепнулась, - ответила Мо-Мо с досадой и плохо скрываемой обидой.

- Не пугай меня так больше, зеленоглазка. – Алхимик крепко прижал ее к груди. – Все целы?

- Да! – долетел до них голос Бальтазара.

- Феста?

- Вро... а-а-а, грязные портки Создателя, мать его всем оттагом! Это ты медноголовый?

- Да что у вас чуть что, так сразу я?

- Ты меня чуть в землю не втоптал!

- Извини.

- Бальтазар, моя сумка! – крикнул Ревинзель.

Всего три слова. Другой бы и не понял ничего, учитывая, что сумок у них было предостаточно, все-таки месяц пути давал о себе знать. Но Бальтазар точно знал, что имел в виду алхимик. Сумка с зельями. Найти ее было не больно-то сложно, обостренный нюх охотника Северного Предела, отчетливо различал запахи алхимических ингредиентов.

- Что мне нужно? – спросил Бальтазар, подхватывая сумку из кожи бурого сиратила за ремешок.

- Светлячки.

Маленькие пакостники лежали на самом дне. Бальтазар зачерпнул флакончики размером с две фаланги пальца и несколько раз с силой встряхнул.

Только сделав это, он вспомнил, как действуют Светлячки и в ужасе заорал во все горло:

- Глаза! Закройте глаза!

Выяснять поняли ли его друзья, времени не было, и потому он просто наугад, крепко зажмурившись, принялся разбрасывать вокруг себя флакончики.

Три, пять, семь, кажется все.

- Ай! Срань Создателя и швабры его вечной... - Кажется, голос принадлежал Фесте.

Бальтазар чертыхнулся про себя, видимо попал одним флакончиком в чародейку. Вот уж точно орангутанг, что бы ни значило это слово.

Не успел он закончить мысль, как, даже через крепко сжатые веки, он увидел вспышку сразу четырех ярких солнц. Полыхнуло так, что пришлось закрываться ладонями. Охотник даже почувствовал жар вступивших в реакцию алхимических ингредиентов.



Katsu

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться