Её милые сёстры

Размер шрифта: - +

Её милые сёстры

  Тихо, спокойно на озере. Отплясали на гуляньях парни и девушки в ночь на Ивана Купалу. Зажглись пламенем сердца - до самой осени хватит. Смолкли песни лихоплесок, покидающих леса и водоёмы.

  Озеро ещё холодное, но купаться уже можно. На поверхности неподвижно лежат малахитовые узоры. Босая нога касается воды, вверх по белой коже бегут мурашки.

  - Б-р-р! - визжит Яра, разрушая гармонию утра. - Андрей! Иди сюда, давай окунёмся.

  Тёплые руки обхватывают её талию, согревают. Вместе не будет холодно, заверяет себя Яра. Но Андрей отступает.

  - Позже, - говорит он. - Я пройдусь по лесу, далеко уходить не буду. - Парень берёт фотоаппарат, готовясь славно поохотиться. Его ждут птицы и цветы, бриллианты росы и хрусталь паутинок.

  - Найди мне цветок папоротника, - смеётся Яра.

  - Мы опоздали, - отвечает Андрей. - Ночью надо было искать.

  Он пожимает плечами и уходит, унося с собой всё тепло. Яра остаётся на берегу одна. Грустно, тоскливо на душе. Ползущий по озеру туман подбирается к кончикам её пальцев, касается подола сарафана. Яра кутается в вязанной кофте и садится на корточки, пряча ноги под расписным крепдешином. Кручёные веточки и ягоды на платье сливаются с душистой травой, украшенной мелкими цветами.

  "Они нас бросят и не заметят, растопчут в грязи..." - слышит Яра тонкий голос, похожий на эхо.

  - Кто здесь? - звонко говорит она. Но голос стихает. А был ли он? Шуршание воды да шелест камышей сплетаются в призрачную песнь, которая слышна лишь ей. Яра поднимается с земли, ступает в озеро, испытывая себя. "Испугался Андрей, а я смогу. Первой искупаюсь". Дно здесь мягкое, песок щекочет стопы. Пучки трав развеваются по поверхности, как волосы русалок. Яра подбирает подол платья и идёт вперёд.

  "Девочка, хорошая, смелая девочка..." - касаются её ушей невесомые слова.

   Яра улыбается. Вода теперь теплее, приветливее. Ласкает ноги, целует бёдра. Сарафан намок, узоры на нём колышутся, превращаясь в водоросли.

  "Твоя юность бесценна, твоя красота - дар солнца..."

  Яра разводит воду руками, любуясь её блеском. Пальцы сами вылавливают венок с розовыми кувшинками и жёлтыми лютиками. Он словно обещание нежной любви, предвестник скорого счастья. Яра кладёт венок на светлые волосы - речная невеста, царевна русалок. Рот заполняется нектаром жизни, с густым привкусом тины. Скоро придёт очищение, перерождение.

  Но подводное течение толкает её назад. Гонит прочь на берег.

  "Иди, ещё рано, мы позовём..."

  И Яра разочарованно выходит из воды. Ложится на траву, мокрая и дрожащая. Солнце не греет, ветер молчит. Сёстры-русалки собираются вокруг Яры, заботливые руки вплетают в её волосы сочные стебли, упругие цветы. Они напитаны плотью и кровью.

  Она ждёт Андрея на берегу, а когда он возвращается, льнёт к нему, кладёт голову на твёрдое плечо.

  - Меня так долго не было? - улыбается он и касается пальцами венка.

  - Это подарок, - шепчет Яра. - Сёстры...

  - Пошли со мной, - обрывает её Андрей. - Хочу прогуляться по лесу вместе с тобой.

  В обнимку они проходят под аркой берёзок, тянущихся друг к дружке. Тропинка вихляет, водит их кругами. Высокие сосны потрескивают, чуть шевеля верхушками. С ветки на ветку, хихикая, перебираются белёсые озорницы. Стоит Яре поднять руку, и она коснётся кончиков их дивных волос. Ей хочется позвать древесных дев, узнать их имена, но они прикладывают палец к восковому рту.

  "Ш-ш-ш..."

  Андрей щёлкает фотоаппаратом, сам не ведая того, что распугивает красавиц с зелёными глазами. Они хмурят брови, шипят на него. Обращают грозные взоры на Яру.

  "Останови его! Он крадёт нашу силу, ловит в этот ящик..."

  Андрей замедляет шаг и сажает любимую на мшистое бревно под сосной, обвитой наполовину кроваво-красным плющом. Наводит объектив.

  - Ты необыкновенная в этом венке, - говорит Андрей.

  "Разрушь! Убей..."

  Яра подпрыгивает, зверем кидаясь на парня. Выхватывает бездушный механизм из его рук и разбивает о пень. С ветвей деревьев, как летучие мыши, свисают русалки. Смеются и улюлюкают, подбадривая сестру. Андрей грубо отталкивает Яру, подбирая сломанный фотоаппарат.

  - Свихнулась? - орёт он. - Я его только купил!

  Андрей бьёт кулаком по алому одеянию сосны, русалки надрывно хохочут. Но вдруг замолкают, переводя взгляды на плачущую Яру.

  - Прости, - шепчет она, - не знаю, что на меня нашло.

  Яра тянется к парню, хочет обнять его.

  - Отстань! Чокнутая, - рычит он.

  "Не смей! Не унижайся..."

  Сёстры подлетают к ней, окружая со всех сторон. За кольцом иссиня-белых тел ей не видно Андрея. К ней устремляется сонм голосов.

  "Смотри, как он поступает с тобой. Любит эту мёртвую коробку сильнее, чем тебя. С нами нельзя шутить, нельзя. Мы достойны лучшего..."

  Русалки водят по её волосам серебристыми гребнями. Вплетают больше цветов в венок, подносят к губам Яры нежный сладкий зефир.

  "Мы утешим тебя, мы же сёстры..."

  Крепкие руки выдёргивают Яру из хоровода, Андрей с силой сжимает её лицо.

  - Да что с тобой! - сердито говорит он, но в глазах его испуг. - Сначала фотоаппарат, теперь поганку чуть не слопала. Яра, приди в себя!

  Он трясёт её. Яре больно и обидно. Ей хочется вернуться к чутким девушкам, своим заботливым сёстрам. Но Андрей хватает её за руку и тащит за собой. Сажает в машину.



Юлия Бабчинская

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться