Её Путь

Размер шрифта: - +

Часть 1. Выход в никуда

Утро снова началось головной болью. Острая и невыносимая, яркой каленой стрелой, она пронзила меня, когда я попыталась перевернуться на другой бок. Застонав, я откинулась на подушки. Тишина. Я застонала громче. Тишина.

Мне пришлось привстать над подушками, чтобы я смогла оглядеть комнату. И что я вижу? Никого!

- Дэвид!! – На мой крик тут же распахнулись двери, а паренек присел в услужливом книксене. – Моя голова…

Я распласталась на подушках, чувствуя себя совершенно разбитой и усталой. Словно бы я не спала что-то вроде двенадцати часов, а всю ночь занималась физической работой. Не знаю, может я по ночам теперь на полях работаю? Лунатизм и все такое… И этот мальчишка!..

- Где ты ходишь, когда твоя хозяйка больна?.. Ты! Неблагодарный щенок, которого я подобрала на просторах этого чертового ненавистного мною государства. Если еще раз я открою глаза и перед мной не будет твоей отвратной физиономии, я выведу тебя во двор  и выпорю как дворового мальчишку!..

- Да ваше сиятельство… – Тихий и, в принципе, мелодичный голос паренька отдался в голове новой вспышкой боли. Я поморщилась и попыталась перевернуться на другой бок:

- Заткнись! Твой голос мне противен. Ты заставляешь меня страдать…

На глаза навернулись слезы. Я, их Правительница, я служу им верой и правдой и пытаюсь, искренне пытаюсь сделать что-то хорошее с этим чертовым государством, но оно продолжает разваливаться у меня на глазах. Никто не слушается, а мое здоровье ухудшается с каждым днем. Эти боли стали постоянными... а депрессия? Эти выматывающие приступы отчаянья?

Я приподнялась на локтях и с трудом выпила лекарство из теплых рук Дэвида, из-под опущенных ресниц следя за его движениями. Его лицо, как и всегда, было бесстрастно и покорно, серые и невыразительные глаза опущены долу, длинные волосы собраны в низкий хвост. Бежевый костюм был аккуратно выглажен, а руки были ухоженными и мягкими, совсем, как у девушки. О, нет, - я тут же перебила свои мысли, - как я могла сравнить это низкое существо с Женщиной.

Боль отпускала потихоньку, и я, проникнувшись отвращением, встала с кровати и ногой отпихнула Дэвида на пол так, что он с удивленным лицом приземлился на пятую точку. Я подошла к окну и, отодвинув кружевной тюль, глянула на ярко-зеленый еще, но уже не цветущий сад. Я обожала его больше всего в этом дворце и вкладывала в него порой даже больше сил, чем в управление страной. Потому что он, в отличие от этого дурацкого государства, откликался на ласку и заботу о нем. Он был прекрасен, мой чудесный и волшебный сад, поистине прекрасен: длинные зеленые дорожки, украшенные статуями и фонтанами, между ними были аккуратно расставлены крытые беседки, в которых можно было устраивать индивидуальные встречи. Особенно мне нравилась статуя мраморно-белого лебедя, стоящая ровно посередине сада, около пруда.

Обернувшись, я посмотрела на слугу, который едва собирался вставать с пола. Да… слишком медлительный и неуклюжий, чтобы быть кем-то еще, кроме как мужчиной. Сделав быстрый шаг, одновременно краем глаза наблюдая этот процесс в стенное зеркало, я наступила ему на грудь, пригвождая к полу. Более грациозного движения нельзя было и придумать, наслаждаясь процессом, я нависла над ним и грозно спросила:

- Кто твоя Правительница и Благодетельница? Отвечай! Живо!

- Вы Ваша Светлость, - его словно бы пустой взгляд поднялся на меня, я усилила нажим так, что он поморщился от боли, - только вы…

- А кто у нас здесь безродная и неблагодарная тварь?

- Я…

- Верно.

Я отпустила беднягу, решив, что на сегодня ему хватит, и прошлась к двери в гардероб. Это была огромная комната, где вдоль стен висели разные платья и юбки и накидки и туфли и шляпки -  в общем, мечта любой девушки.

- Где мой завтрак? Он что еще не готов? – Уточнила я, разглядывая одежду и припоминая, какие дела запланированы на сегодня, но в голове витал туман, и никаких мыслей не было.

- Ваше Сиятельство, Ваш завтрак подан.

Зашедший в комнату парень словно был копией Дэвида, и за этого я его просто ненавидела порой. Если тот был со мной на протяжении многих лет и привык ко мне, то в глазах этого периодически я видела укор или злобу, и что еще хуже – высокомерие, пусть и тщательно завуалированное. За что, впрочем, он получал вдвойне. Я пронзила копию Дэвида едким взглядом, обязательно уволю, как только посмеет мне перечить.

- Тогда почему я до сих пор не вижу переодевальщиков? Или может, я должна сама одеваться?

Копия Дэвида склонилась в поклоне и умчалась куда-то.

- Моя Королева, позвольте, я…

Я посмотрела на Дэвида, опустившего глаза и покрасневшего, как мальчишка. Все-таки, иногда я понимаю, почему его взяла к себе. Эти глаза… Я подошла к Дэвиду и мягко провела ладонью по его щеке, отчего тот вздрогнул и еще больше потупился.

- Не сегодня, - тихо прошептала я, а потом, погладив его по голове, прошла вглубь гардероба, - Сделай мне кофе.

В моем дворце были самые лучшие одевальщики, уж что-что, а в этом мужчинам не откажешь, чувство вкуса у них было. То особенное чувство гармонии одежды и женского тела. Ни одна женщина не могла одеть меня так, как это делали они. И именно поэтому они все еще работают здесь. Четыре слуги под предводительством главного одевальщика, весьма странного человека, который просил называть его никак иначе, как Муи и который говорил о себе принципиально в третьем лице, занялись подбором мне платья и туфель. Но, впрочем, я никогда не жаловалась, этот Муи отлично выполнял свою работу.



Ритуля Довженко

Отредактировано: 18.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться