Ее звали Фира Ятамахи

Font size: - +

Глава 21

Глава 21.

Впрочем, внутри все оказывается не так уж и страшно, хоть и пыльно, древне, нуждающимся в ремонте. Мы сразу же попадаем в круглый холл, обитый изнутри серыми деревянными панелями. Через равные промежутки висят картины, такого же серого и унылого сюжета- рыбацкие лодки, пристани, бухты, моряки. Под самым потолком, над столом регистратора, висит сдувшийся и потускневший от времени, некогда оранжевый в белую полосочку спасательный круг. Там же- полный арсенал, гарпуны, удочки, крючки, поплавки, канаты, рыба из фанеры с отвалившимся плавником. Под ногами, на полу все того же деревянного покрытия- коричневый (о чем можно только догадываться,- слой пыли вполне мог изменить цвет) ковер. Чуть дальше, за высоким и неприступным, похожим на крепость столом- две двери, сливающиеся по цвету со стенами.

- Одно радует,- Бетт поворачивается ко мне.- На что-то хорошее я и не надеялась, так что результат не совсем огорчает.

Что самое удивительное- никого нет.

- И что мы будем делать?- Пайпер стоит, трогая кончиками пальцев затертую резную рамку одной из картин. На ней изображен молодой мужчина в рубашке с оборванными рукавами, держащий в руках крупную рыбу.

Фира решительно подходит к столу и ударяет по колокольчику с облупившейся золотой краской.

Тот же час холл оживает,- сначала, из двери слева от стола, выскакивает молодая рыжая девушка, охает и уносится прочь, крича на весь мотель:

- Le pape! Le pape! Vous y découvrirez la![1]

- О господи,- Фира усмехается.- Мы будем жить с любезными les français[2]!

В следующую же минуту дверь отворилась снова и в комнату влетел пожилой худой мужчина, с обветренным лицом, в старом замшелом фраке и рубашке, которая явно была ему велика в плечах.

- Что это за комедия еще?- уголком рта спрашивает Бетт Фиру. Ятамахи смеется и пожимает плечами.

- Гости! Доб`хо пошаловать!- с французским акцентом, не выговаривая буквы «р» и меняя «ж» на «ш» произносит мужчина.

- Да… спасибо,- откликаюсь я. Наша компания все так же жмется сбоку у двери.- Мы хотим снять у вас номер, на четверых желательно. Либо два двуместных. На неделю.

1. – Папа! Папа! Там гости! (фран.)

2. французы (фран.)

 

Услыхав, сколько и на какой срок мы хотим снять комнату, старый француз взмахивает руками и вскрикивает в небо (потолок, если быть честным):

- Ô Seigneur! Maria, nous avons clients! Porte le dîner, Maria!

- Что он сказал?- я оборачиваюсь к девушкам.

- Я свой словарный запас французского уже показала,- заявляет Фира.

- Я учила немецкий,- пожимает плечами Бетт.

- Он сказал: «О господи, Мария, у нас посетители! Неси ужин, Мария!»,- переводит Пайпер, по-прежнему не в силах оторваться от картины.

Меж тем, в комнату вбегает все та же рыжая девушка и, судя по всему, ее худенькая мать. Обе несут на подносах блюда с кофе и легкими сандвичами.

- Нет, нет, спасибо…- тихо отговариваюсь я, пока мадам о чем-то мило щебечут с нами на своем родном языке.

- Как мы хады, как мы хады видеть дохогих гостей!- хозяин подхватывает сумки у меня из рук, но тут же ставит обратно, хватается за голову, вновь выкрикивает «О Господи!» (насколько я понял) и уносится обратно. Вскоре он возвращается с толстой тетрадью и открывает ее где-то на середине. Рыжая девушка и ее мать насильно усаживают нас в изъеденные молью кресла и буквально впихивают в руки каждому по чашке кофе.

- Месье,- француз с важным видом становится прямо передо мной и делает знак женщинам, чтобы те вышли. Его жена и дочь послушно покидают комнату.- У нас нет номехов по четыре места, но есть один по тхи и один по одному, а так же два по две койки.

- Наверное…- я бросаю на Фиру многозначительный взгляд. Она кивает. Это замечает Бетт, и, поймав на себе ее всепонимающий взгляд, я краснею.

- Два по два, пожалуйста.

- Ваше имя, месье?

Почему-то мне в голову приходит сказать выдуманное имя.

- Стив Джейн.

Фира начинает кашлять, резко отставляет от себя чашку кофе на журнальный столик и сгибается пополам. Хозяин мотеля ударяет в ладоши, и дочь с женой как по команде появляются в комнате.

- Aidez la jeune fille![3] - отдает распоряжение он. Женщины мягко хлопают Фиру по спине. Та, наконец, приходит в себя, и, бросив на меня недоумевающий, но заранее грозный взгляд, отворачивается.

- Очень пхиятно, месье Дшейн! Мое имя Клод Лё Петит, мошете называть меня пхосто Клод или месье Лё Петит! Это моя шена и дочь, Махия и Жохжетта! Надеюсь, вам понхавится в нашем мотеле «Тигуана»!

Он торжественно выпрямляется, откладывает книгу и начинает что-то считать на листочке бумаги.

3. Помогите девушке! (фран.)

 

- С вас… месье, тхидцать четыхе фунта!

Я молча отдаю деньги. Месье Ле Петит с видом человека, только что впавшего в эйфорию, чуть подскакивая, хватает меня за руку и ведет сквозь дверь вглубь мотеля.

Внутри, там, где начинается лестница, интерьер чуть более живой- во всяком случае, картины на стенах сменяют тематику с рыбацкой на изображения мировых столиц. Скрипучая, узкая лестница покрыта некогда красным ковром. Двери друг друга отличаются лишь степенью облупленности краски и косо висящими на них табличками с номерами.



CherrymshanovaA

Edited: 22.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: